СТАТЬИ, ЭССЕ, РЕЦЕНЗИИ

«Иисус из Назарета». Фильм Франко Дзеффирелли – рецензия

 

«Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину». Фильм Андрея Хржановского – рецензия

 

Олег Меньшиков

 

«Утомлённые солнцем». Фильм Никиты Михалкова – рецензия

 

«Плеск волн, которых здесь нет…» Неcколько слов об «Аквариуме»

 

Долина средневековья. О песнях Вероники Долиной

 

«Нормандская тетрадь» Вероники Долиной

 

Марго в Зазеркалье. История и её отражения

 

Ла Моль

 

«Может быть, мне совсем и не надо героя...» Поэтический мир Николая Гумилёва

 

«Заблудившийся трамвай» Николая Гумилёва. Об источниках образов и путях ассоциаций

 

О Пушкине

vinietka

Избранное из LiveJournal

Семь жизненных принципов Николая Гумилёва

 

«Муза в красном колпаке». Сергей Городецкий и Николай Гумилёв

 

Теофиль Готье "Капитан Фракасс"

 

Артуро Перес-Реверте "Приключения капитана Алатристе"

Артуро Перес-Реверте "Гусар"

Артуро Перес-Реверте "Карта небесной сферы"

Артуро Перес-Реверте "Кожа для барабана"

Артуро Перес-Реверте "Осада"

 

Фродо

Миф о Волшебной Стране

Как читать "Властелина колец"

 

Борис Пастернак "Доктор Живаго": роман и его экранизация

 

Стивен Каллахэн "В дрейфе: 76 дней в плену у моря"

"Хорнблауэр" – сериал ВВС по романам Сесила Скотта Форестера

Несколько слов про Джона Сильвера

Кракен

 

yablonya

Миф о Волшебной Стране

WestТолкин и Льюис. Толкин или Льюис?

Их философию и произведения корректно сравнивать – они современники, друзья, коллеги. Писали в одном жанре, создали два мира, известные сегодня каждому.

Оба убеждённые христиане – но Толкин католик, а Льюис протестант. У них во многом общие ценности, но совершенно разное отношение к тексту, и миры – Middle-earth (Средиземье) и Нарния – получились совершенно разными по духу.

Мне близок Толкин, а Льюиса воспринимаю с трудом. "Хроники Нарнии" – не вполне "моя" книга, а "Властелина колец" я перечитывала не знаю сколько раз и ещё хочу. Очень люблю письма Толкина, нашла там для себя множество полезных формулировок. А многие мои знакомые и друзья предпочитают Льюиса, говорят, он им ближе и понятнее...

 

Пожалуй, главная разница между ними в том, что Толкин создавал миф, свою мифологию, тогда как Льюис больше тяготел к аллегории. Он называл это несколько иначе, но по сути его художественное мышление, безусловно, аллегорично.

Аллегорию можно истолковать достаточно конкретно, а миф гораздо сложнее, в нём нет явных намёков на реальный мир, нет прямых параллелей с ним. Миф по-своему не менее конкретен, и наш с вами мир описывает прекрасно, но другим способом.

Некоторые говорят, что Толкин для них несколько "холоден", в его мире не за что зацепиться. Всё правильно – там нет аллегории, нет тропинки, которая, условно говоря, вела бы читателя из обычной комнаты в обычной квартире туда, в Средиземье. Но это и не нужно – Толкин пользуется куда более сильным средством. Каким?

Вглядись: тропинка чуть видна.

Пророс терновник меж камней...

О, это Праведных тропа.

Немногие идут по ней.

 

А вот широкий, торный путь,

Где на лугах блестит роса…

То этот путь – стезя Греха,

А не дорога в Небеса.

 

И вот чудесная тропа

В холмах зеленой стороны.

То путь в Волшебную Страну.

Мы по нему идти должны.

Это отрывок из старинной баллады неизвестного автора. Он замечательно описывает мифологическую картину мира. На ней строится и мир Толкина. Недаром его Средиземье или Среднеземье – Middle-earth – не что иное, как "срединная земля", мир людей. Тут можно вспомнить Мировое Древо и три мира – высокий, низкий и средний, наш с вами. Можно делить миры и "по горизонтали" – в любом случае, Middle-earth будет посередине.

 

В своих письмах Толкин интересно рассуждал о том, что в древности, в древней мифологии мир был плоским, и это не случайно. А сегодняшний мир – круглая планета. Из того мира можно было, например, уплыть, выйти за его границы – конечно, для этого требовались определённые условия, но тем не менее – и оказаться в Западной Стране, на прекрасном острове Аваллон. А в сегодняшнем мы обречены плавать по кругу, границы закрыты. Но Западная Страна всё равно притягивает к себе, даёт вдохновение – и будит память о давних временах, когда в пустынных холмах можно было встретить эльфов, когда легенды, говорившие о Волшебной Стране, были понятны, а дороги открыты... Впрочем, дороги и сегодня открыты – меняется мир, история идёт своим путём, но для творчества границ не существует – ни временных, ни пространственных.

Поэтому Толкин и не соединял действие своих книг с настоящим временем. Наоборот, он сознательно описывал далёкое, древнее, легендарное время. Как напоминание о далёком доме, который не остался в прошлом, но ждёт нас в будущем (поэтому неправильно считать Толкина эскапистом). Просто в том, древнем мире этот дом было легче вспомнить, в него было легче верить.

 

Здесь присутствует несомненный христианский подтекст, и Толкин не раз его формулировал. История человечества – это, с точки зрения Толкина, история постепенного ухудшения (результат грехопадения), так или иначе. Но само чувство, что мир многогранен, возвращает уверенность в том, что гармония существует. "В доме Отца Моего обителей много".

Поэтому мир Толкина не ставит себе задачу развлечь читателя. Он будит далёкую память и этим очень расширяет горизонты. Когда ты хотя бы на часы чтения книги переселяешься из сегодняшнего, сиюминутного пространства в то, где время идёт от сотворения мира, и всё не случайно, это вызывает такое же ощущение освобождения и чистого воздуха, как первозданная природа после мегаполиса.

The Road goes ever on and on

Down from the door where it began.

Now far ahead the Road has gone,

And I must follow, if I can,

Pursuing it with eager feet,

Until it joins some larger way

Where many paths and errands meet.

And whither then? I cannot say.

Приличных поэтических переводов этих стихов из "Властелина колец" я не нашла, вот мой подстрочный: "Дорога идёт вперёд и вперёд от дверей, где она началась. Теперь она убежала далеко, и я должен следовать по ней, если я могу, идти по ней неутомимыми ногами, пока она не присоединится к некоему большему пути, где встретится много тропинок и поручений. А куда потом? Я не могу сказать".

 

2012 г.

vinietka

Ещё по теме: