РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 9. Ларда

Путешествие Эдвина и Диаманты в ссылку мало чем отличалось от их прошлых поездок – кроме того, что они спешили. Судья пугал Диаманту, что теперь к ней все будут относиться свысока – но и на бродячих актёров многие смотрели свысока, так что никакой перемены в отношении к себе ни она, ни Эдвин не почувствовали.

Зима заканчивалась. Они торопились, стараясь проехать как можно больше, пока не началась весенняя распутица. И в Зот решили не заезжать, чтобы сэкономить время – но на очередном повороте фургон вдруг скрипнул и затрещал. Эдвин соскочил с козел и осмотрел его.

– Ещё этого не хватало! Вот-вот полетит ось. Придётся остановиться в Зоте – надо ремонтировать…

Диаманта выбралась из фургона, чтобы передохнуть от тряски. Эдвин взял её за руки.

– Устала?

Она кивнула. Он обнял её.

– Ничего, осталось потерпеть ещё немного, скоро приедем. Надеюсь, в Зот нас пустят…

Он вскочил на козлы, тронул вожжи, но Фита не сдвинулась с места.

– Пожалуйста, милая, ну давай! Надо торопиться, снег начинает таять!

Лошадь с укором посмотрела на них, постояла ещё немного и пошла.

Предсказание Эдвина относительно погоды сбылось на следующий же день. Резко потеплело. Солнце сияло и грело, дорога превратилась в слякотное месиво. Они ехали как можно осторожнее и кое-как дотянули до Зота. Охранники у ворот нехотя впустили их в город, приказав покинуть его до заката.

Мастера, который согласился починить фургон, они нашли быстро. Но он сказал, что готово будет не раньше чем через неделю, и не слушал никаких доводов, пока не получил пять золотых. У Эдвина с Диамантой почти не осталось денег.

Они вышли за ворота мастерской. Диаманта спросила:

– Нам хватит до Ларды?

Эдвин достал кошелёк, пересчитал монеты и тяжело вздохнул.

– На еду хватит. А ночевать, наверно, придётся в фургоне. Но ничего. Когда приедем, я сразу наймусь на работу. Не умрём с голоду.

– Тебе не кажется, что на улицах слишком много народу? Куда это все идут?

Вдруг сзади раздался крик:

– Дорогу! Разойдись, дорогу!

Они отошли к стене и увидели открытую повозку в окружении конвоя. Эдвин нахмурился.

– Это повозка палача. Похоже, тут будет казнь.

– Давай уйдём отсюда!

– Конечно. Пропустим повозку и уйдём.

Но когда повозка поравнялась с ними, Эдвин и Диаманта ахнули: в ней сидел Брит.

– Пирс?! – воскликнул Эдвин.

Брит обернулся. Они запомнили его щеголеватым, а сейчас он был в одной рубашке, грязной и рваной.

– Эдвин, Диаманта?! – обрадовался он. – Какими судьбами? Вот уж не думал, что перед смертью увижу знакомые лица… Как видишь, сбылось предсказание Фригитты. Меня сейчас повесят. Дамир жив?

Повозка уже отъехала вперёд. Эдвин и Диаманта устремились за ней.

– Да, отец в Эстуаре!

– А ты что здесь делаешь?

– Я был в тюрьме, сейчас еду в ссылку.

– И мои слова сбылись, выходит… Ну, прощай, приятель!

Эдвин взволнованно произнёс:

– Я же не сказал ему самое главное! Пойдём.

Они с Диамантой поспешили на площадь и начали энергично пробираться к виселице.

Наступила тишина. Брита вывели на помост и поставили на возвышение. Палач связал ему руки за спиной и надел на шею петлю. Королевский офицер развернул свиток с приговором. У Диаманты отчаянно колотилось сердце.

Офицер неторопливо зачитывал обвинения в пиратстве, разбое, оскорблениях в адрес короля… Раздалась барабанная дробь. Толпа замерла.

– Пирс! – крикнул Эдвин. – Свет! Помнишь Мир Неба? Помнишь Адриана?

Брит быстро нашёл Эдвина взглядом. Диаманта навсегда запомнила его глаза. Прошло несколько секунд, и опора под ногами Брита провалилась. Он повис в петле. Диаманта вздрогнула и спрятала лицо у Эдвина на груди.

Всё закончилось. Толпа начала расходиться.

Эдвин произнёс:

– Похоже, Брита жаль только нам с тобой. На лицах – удовлетворение: свершилось правосудие, казнили злодея… А с корабля никого нет. Никого! Что с ними случилось? Где они сейчас? Где Керб и Ларс, где Бол, где Свем, где Расмус?..

– Да, больше нам не доведётся поплавать на «Салесте», – проговорила Диаманта и бросила прощальный взгляд на виселицу с телом капитана.

Они с Эдвином медленно пошли прочь. Погода была чудесной, ярко светило солнце.

– А ведь Брит всё предчувствовал, – вздохнул Эдвин. – Помнишь, что он тогда сказал нам с тобой?

Диаманта ярко вспомнила вечер на корабле, когда они ужинали вместе с капитаном. Чистое летнее небо за открытым окном каюты, море в штиль, гладкое, как зеркало, и голос Брита: «Эх, дружок… Одна просьба к тебе: когда услышишь, что меня подвесили, а может, и увидишь… ты помяни меня добрым словом. Меня все ругают, кому не лень… я всю жизнь мерзавец, сукин сын, душегуб и живодёр… И никто не скажет, что старина Брит – славный малый. В общем, и незлой человек…»

 

Вечером фургон выехал из Зота по западной дороге. Закатное солнце ненадолго позолотило верхушки деревьев и скрылось за горизонтом. Фита с трудом тянула повозку по рыхлому снегу. Они заночевали на опушке леса, а наутро, чуть свет, продолжили путь.

С тех пор, как наступила весна, дорога превратилась в каторжный труд: фургон то и дело застревал. Но, несмотря на все трудности и неудобства, это путешествие напомнило обоим лучшие времена. Единственное, что омрачало радость от дороги – беспокойство, как они устроятся на новом месте, где будут жить.

Наконец наступил день, когда, по расчётам Эдвина, они должны были добраться до Ларды. Дорога весь день тянулась по безлюдным местам. Диаманта смотрела по сторонам, размышляя, что заставило людей селиться в такой глухомани. Только к вечеру им встретился первый человек – старичок, который неторопливо шёл по обочине с узелком на плече.

– Здравствуйте! – обратился к нему Эдвин. – Далеко ли ещё до Ларды?

– Мили три будет.

– Наконец-то! А ну-ка, Фита, поднажми! Н-но!

Наконец лес остался позади, и дорога вывернула из-за холма. Впереди, в долине, располагалась деревня домов на двадцать. Слева её окружал лес, вдали виднелись поля, а справа текла узенькая, извилистая речушка. Деревья по берегам темнели набухшими почками. Вечерело, солнце было золотистым.

Они въехали в деревню. Искать начальство долго не пришлось – дом старосты, большой и добротный, располагался на главной улице одним из первых.

– Ну что ж, добро пожаловать, – сказал староста, обстоятельно прочитав все бумаги. – Запишу, что явились в срок. Порядок знаете? Каждый понедельник будете приходить сюда на отметку. Из деревни выходить и выезжать нельзя, строго запрещено.

– А жильё? – спросил Эдвин. – Где мы будем жить, господин…

– Обращайтесь ко мне просто – господин староста, – ответил староста важно. – Пока не знаю, куда вас поселить. Тут свободных домов нет. Недавно один хороший дом продали, какой-то богач купил. А больше ничего не продаётся. Вы не горюйте, без крыши над головой не останетесь. Тут люди сердобольные, авось кто-нибудь и согласится приютить вас. Это ведь дело такое… За что вас сюда сослали-то? На разбойников вы вроде не похожи.

Эдвин улыбнулся.

– Мы не разбойники. Сослали за книгу. Король запретил одну книгу.

– А ты её читал, стало быть?

– Да.

– То есть грамотный?

– Да.

– Вон как. А у нас тут грамотных нет. Во всей деревне только я умею читать и писать. Потому и староста. Я подумаю, куда вас поселить, а вы пока походите, поспрашивайте. Может, и примет кто… Мне бы надо ещё вещи ваши посмотреть, приказ такой.

– Пожалуйста. Мы не везём ничего запрещённого.

Они вышли на улицу. Староста забрался в фургон и через несколько минут выбрался наружу.

– Ничего запрещённого не везёте, так и запишем. Денег у вас при себе…

– Одиннадцать медных монет, – ответил Эдвин, показывая кошелёк.

– Ну, с прибытием. Вам тут всю жизнь жить, так что ведите себя благопристойно. Если что – мне приказано сообщать куда следует. А как найдёте жильё, скажете мне, где поселились. Мне отметить надо.

Староста ушёл. Эдвин пробормотал:

– Интересно, что это за богач, который недавно купил тут дом?

– Ну наконец-то! – раздался знакомый голос. Эдвин и Диаманта обернулись и увидели Аксианта.

– Ваше высочество?!!

Он тепло поздоровался с ними.

– Как доехали?

– Всё в порядке.

– Я вижу, – вздохнул Аксиант. – Но ничего, здесь вы быстро наберётесь сил. Я привёз вам всё необходимое на первое время.

– Надо только найти жильё.

– Я уже всё устроил. Садитесь-ка, поехали.

Они остановились у добротного дома на краю деревни. За садом начинался лес.

– Вам пришлось бы первые годы ютиться непонятно где, а это совсем не годится. Я купил для вас этот дом. Бывшие хозяева всю жизнь мечтали переехать в Зот. Они уже уехали. А здесь всё готово для вас.

– Ваше высочество… – выговорила Диаманта.

– Тут отличный огород, большой, – продолжал он. – В саду, говорят, превкусные яблоки. Колодец, конюшня для Фиты… Всё есть.

Они прошли в дом. Он был полностью обставлен. Было чисто, уютно, тепло.

– Ну что, не будем терять время, – сказал Аксиант. – Надо всё оформить у старосты, ведь в Тарине ждут отчёта о твоём прибытии… Да, забыл сообщить: теперь я ваш сосед.

– Что?!

– Да, Диаманта, я решил вернуться в Мир Дня. Как ни уеду отсюда – тут обязательно что-нибудь случается! Так что теперь мой дом там же, где был когда-то – на западной границе Лунного Леса. Люблю это место. А на Келте или Альте от меня до вас рукой подать. Так что я буду иногда приезжать к вам, если вы не возражаете. Теперь о главном, Эдвин. О главном деле твоей жизни. Пока не можешь говорить о Мире Неба – пиши!

– В тюрьме я мечтал восстановить книгу по памяти! Я больше всего хотел бы заняться этим. Но… Если меня снова арестуют, боюсь, что и Фид не поможет.

– Нет. После заступничества Фида Рэграс тебя не тронет. Он выслал тебя сюда, чтобы со спокойной совестью о тебе забыть. Так что больше тебя не арестуют. Можешь делать всё, что хочешь. Вон в той комнате стоит хороший письменный стол, а в нём – большой запас бумаги, перьев и чернил.

– Ваше высочество!..

Аксиант покачал головой.

– Я хотел, чтобы тебя полностью освободили. Но пока не смог этого добиться… Не благодари, я счастлив, что могу хоть что-то сделать для тебя. Ты похож на Адриана Аркамбера.

– Вы знали его?

– Да, мы были знакомы… Так вот, Эдвин, пусть записи о Мире Неба станут твоей главной работой. Я уверен, что повторный арест тебе не грозит – Фид просил Рэграса отпустить и больше не трогать тебя, а Фида Рэграс слушается, как отца. Но всё-таки лучше не раздражать Рэграса. Я намерен добиться, чтобы тебе отменили ссылку и отпустили тебя в Эстуар. Думаю, через несколько лет ты переберёшься к родителям. А пока пиши и больше ни о чём не заботься.

– Но ведь я должен буду работать. У нас совсем не осталось денег.

– Нет, Эдвин. По документам этот дом – мой, а тебя я найму прямо сейчас у старосты, чтобы ты следил за домом в моё отсутствие и работал тут. А уж в каких условиях содержать собственных работников – моё дело. Так что староста не придерётся, и у вас будет всё, что нужно для достойной жизни. И не благодарите, – с улыбкой остановил он их.

Эдвин спросил:

– Ваше высочество! А вы не знаете, как там мои родители?

– С ними всё в порядке. Когда я уезжал из Эстуара, они были здоровы, только, конечно, очень переживали за тебя. Как только Рэграс освободил тебя, я немедленно связался с Аитой, чтобы она сообщила об этом Дамиру. Так что они с Аммой уже всё знают. Напишешь им письмо, а я отвезу. Ну что, идём к старосте.

Эдвин и Аксиант ушли, а Диаманта заглянула в кладовую, где обнаружила хороший запас продуктов, и стала готовить ужин.

В этот вечер они проговорили допоздна.

– Ваше высочество, а что с Лионелем? – спросил Эдвин. – Вы не знаете? Мариен сказал нам, что его отправили в ссылку. Куда? Как он сейчас?

Аксиант вздохнул.

– Я видел его. Его сослали на север, ещё дальше, чем вас. В малюсенькую деревеньку. Я помог ему, чем мог, хотя условия, конечно, ужасные. Тем более что Лионель всю жизнь прожил в достатке, с прислугой. К таким лишениям и к бедности не привык. Тюрьма и ссылка для него – серьёзное испытание.

– А чем он сейчас занимается? Пишет?

– Нет. Я предлагал ему писать, но он наотрез отказался. После тюрьмы боится. Да и вдохновения нет. Какое вдохновение, если есть страх… Он постарел. Заметно сдал.

– Если бы я мог приехать к нему! Если бы я только мог!

– Дайте немного времени, и я добьюсь, чтобы тебя отпустили – и его освободили. Рэграс совершает ошибку, преследуя вас!

– Незадолго до освобождения мне приснился сон, что его величеству грозит опасность.

– Расскажи. Что за сон?

– Я видел снежную бурю и королевский дворец в Тарине, – медленно начал Эдвин. – Сначала снаружи, а потом изнутри, из большого зала. Там был король и все придворные. Играла музыка. Вдруг распахнулось окно, и в зал ворвался снег. Такой густой, что все потеряли друг друга из виду. А когда окно закрыли и воздух прояснился, обнаружили, что его величество исчез. Его стали искать, но не нашли. Когда я открыл глаза, моей первой мыслью было сказать ему, чтобы он был осторожен – но как я мог это сделать?..

Аксиант нахмурился и долго молчал, задумавшись. Эдвин произнёс:

– Ваше высочество, вы часто путешествуете. Может, знаете, что сталось с «Салестой» и с её командой? Мы, когда ехали сюда, видели казнь Брита…

– Брит казнён?! – расстроился Аксиант. – Как?!

Эдвин и Диаманта рассказали о последней встрече с капитаном.

– Вот оно что. Я ведь хотел ему помочь… Выходит, судьба решила иначе. Жаль. Очень жаль… Не успел… Я знал, что на «Салесту» объявили охоту, но не знал, что Брита уже поймали. Если на его казни не было никого с корабля, значит, другие члены команды либо в бегах, либо тоже попали в руки правосудия… Брит… Дамир мне много рассказывал о нём. Он, конечно, был не слишком законопослушный человек, но смельчак, и моряк талантливый! Бедняга. Не повезло ему…

Эдвин принялся за объёмное письмо в Эстуар. Диаманта подошла к окну. Слева виднелись дома, в которых уже погасили огни, справа под нежным светом молодой Луны молчал лес. Диаманта остро ощутила, как далеко остались родители и Мариен, как далеко Тарина, друзья. Как далеко Лианур, где Амма и Дамир с нетерпением ждут от них весточки. Как далеко деревенька, затерянная в Северных холмах, куда сослали Лионеля Аркамбера…

 

Краски Великого Мира ярки, камни тверды, холода суровы; каким бы ни был этот Мир – прекрасным и захватывающим, привычным и обыденным, тяжёлым и страшным – он всегда видится тебе реальным и настоящим. На его дорогах ты встречаешь страдания и радости, мечты и потери – и плачешь, ликуешь и тревожишься, веря, что на самом деле теряешь и обретаешь. Ты подобен актёру, который на сцене забывает, что он актёр, и живёт жизнью своего героя. Ты подобен ребёнку, который, читая сказки, забывает, что герои книг не имеют над ним власти, и боится сказочных чудовищ, и надеется на сказочных помощников.

Но события Великого Мира – всего лишь спектакль. Золото здесь не дороже меди, богатые одежды ничем не отличаются от рубища, почести – от поругания, а драгоценные камни – от придорожных валунов. Не верь таким приобретениям, рыцарь, и не верь таким потерям. Тебе, свободному и неуязвимому, не пристало томиться в плену иллюзий и в тюрьме желаний.

Не бойся ничего; тебе нечего терять и не о чем плакать. Не надейся на властителей и не страшись их. Единственный твой король – Свет. Только его проси о помощи, только к нему обращай свой взор, где бы ты ни был и что бы ни делал.

 

На следующее утро Аксиант уехал в Эстуар. После его отъезда Эдвин с некоторым трепетом вошёл в комнату, где стоял письменный стол. В окно светило солнце. В саду чирикали воробьи.

Эдвин наполнил чернильницу, обмакнул туда перо, попробовал, как оно пишет. Потом заглянул в стол и позвал Диаманту. Когда она пришла, показал ей большую книгу в кожаном переплёте.

– Смотри, что оставил Аксиант.

– Что в ней?

– Чистые листы.

– Это для книги о Дороге!

– Да. Давай вместе вспоминать текст. Подготовим черновик, а потом я перепишу всё сюда, и у нас будет книга.

– Я мечтала об этом с того дня, когда тебя арестовали!

 

Аксиант вернулся в мае. Сад ослепительно белел цветущими яблонями, птицы пели на все голоса. Аксиант подошёл к воротам и весело позвал:

– Каторжане!

Шедшая мимо крестьянка с удивлением посмотрела на него. Диаманта выбежала на крыльцо и открыла ворота. Из сарая вышел Эдвин, отряхивая руки.

– Вас и не узнать! – Аксиант улыбнулся, оглядывая их.

– Проходите в дом, ваше высочество! Ну как там родители?

– Всё хорошо. Вот письмо, Эдвин, – он вытащил из-за пазухи толстый конверт. – А как вам живётся? Пишешь?

– Да.

– Целыми днями! – добавила Диаманта.

– Мы вместе пишем. Думаю, что восстановим текст, насколько возможно. Только целиком его восстановить не получится, он же меняется…

– Ничего, ты сумеешь передать главное. Запиши всё, что помнишь.

– Я всё-таки надеюсь, что когда-нибудь буду держать в руках настоящую книгу о Дороге… А вы не знаете, что сталось с конфискованными экземплярами?

– Скорее всего, они сожжены, – вздохнул Аксиант. – А если нет, то лежат в каком-нибудь секретном хранилище во дворце, за семью замками.

 

Читать дальше »

 

vinietka