РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 16. Начало Дороги

«Бежать! Бежать отсюда! – стучало в голове у Гидеона. – Дядя сам не понимает, что делает! Морбед убьёт его! Бежать, может быть, я ещё успею! Но придётся ждать ночи… Надо, чтобы меня не хватились как можно дольше. Так… Скоро принесут еду. До утра у меня будет достаточно времени. Этот мерзавец ещё посмел издеваться надо мной! Я убью его… Но как бежать? – задумался Гидеон. – Я безоружен, перстня у меня нет… Только через окно».

Гидеон встал и подошёл к окну. За толстыми прутьями решётки открывался вид на далёкие горы, высокую внешнюю стену и пустой западный двор замка. «Как высоко!! Я же боюсь высоты… Что делать? – Гидеон отвернулся от окна. – Выбора нет… Рискну».

Охранник открыл окошечко и протянул Гидеону кружку воды и кусок хлеба. Гидеон молча взял хлеб, выпил воду и отдал охраннику кружку. Тот закрыл окошечко.

Подождав немного, Гидеон крепко взялся за прутья оконной решётки и попытался развести их в стороны. От этого усилия его бросило в пот. Он отдышался и попробовал снова. Потом ещё, ещё и ещё… В одиночку разогнуть эти толстые кованые прутья казалось невыполнимой задачей, но Гидеон ни секунды не сомневался, что сумеет это сделать. Он не чувствовал ни боли в руках, ни холода, ни усталости – только желание во что бы то ни стало разыскать Морбеда и остановить его.

Наконец один прут отогнулся, а другой Гидеону удалось выломать из оконного проёма. Он попытался просунуть в окно голову и плечи – это не удалось. Пришлось выломать и второй прут.

Была уже глубокая ночь. В окно задувал холодный ветер с гор. Внутренний двор замка ограждала стена, которая примыкала к башне. Всё, что требовалось от Гидеона – попасть на эту стену. Он прислушался – было тихо. Охранники в коридоре ни о чём не подозревали. Гидеон сбросил колет и снял сапоги. Сделал глубокий вдох и осторожно вылез. Вцепился в оконный проём и стал искать ногами опору, чтобы переступить. Посмотрел вниз и едва не сорвался.

Переждав порыв промозглого ветра, Гидеон нащупал правой ногой выбоину в стене. Попытался дотянуться рукой до выступавшего камня – единственного, за который тут можно было зацепиться. Но этот камень находился слишком высоко для того, чтобы можно было одновременно держаться за него и за оконный проём. Собравшись с духом, Гидеон снял левую руку с окна. Теперь он держался только за выбоины и выступы стены.

Ветер свистел в ушах. Гидеон прижался всем телом к холодному камню. Немного отдышавшись, нащупал правой рукой новый камень, взялся за него и едва не упал – рука соскользнула. Гидеон перевёл дух и попробовал снова. На этот раз получилось.

Приняв относительно устойчивое положение, он посмотрел вправо. Стена замка, до которой он мечтал добраться, была на расстоянии примерно двух десятков локтей. Гидеон стиснул зубы и сделал ещё один шаг.

Всё шло хорошо до тех пор, пока он не начал спускаться. Это само по себе было тяжело, к тому же, в стене в этом месте было меньше неровностей. Гидеон решил подняться немного выше, подтянулся – и его ноги соскользнули с опоры. Некоторое время он висел на одних руках. Потом всё-таки сумел нащупать пальцами левой ноги крошечную щербинку между камнями и опереться на неё. Подтянулся, чуть переступил. Прижался щекой к стене и сжал зубы. До цели осталось примерно восемь локтей.

Вдруг снизу, со двора, послышался голос:

– Эй, приятель, ты что там делаешь?

Гидеон замер, вжавшись в стену. Но тот же голос добавил:

– Достань-ка лучше свою фляжку. Холод собачий.

Солдат забористо выругался. Остальные рассмеялись, и всё стихло. Гидеон перевёл дух и сделал ещё один шаг.

Казалось, что он неминуемо должен сорваться – но он держался вопреки законам физики, только силой всепоглощающего желания добраться до цели, не обращая внимания ни на холод, ни на страх, ни на боль во всём теле от ужасного напряжения.

Тёмная громада стены была уже близко. Гидеон думал было прыгнуть на неё, но не стал рисковать. Медленно, осторожно добрался до массивного зубца. Из последних сил дотянулся до него, перелез на стену и рухнул на холодный камень.

Некоторое время он лежал неподвижно. Потом, немного отдышавшись, поднял голову. Впереди поблёскивало металлическое кольцо на крышке люка. Гидеон дополз до крышки и прижался к ней ухом. Внизу, в коридоре было тихо. Попробовал открыть люк – не получилось. Попробовал снова. Крышка немного поддалась. Через минуту ему удалось откинуть её.

Но под ней не было лестницы. Чтобы подняться на эту стену, пользовались приставной деревянной, а сейчас она была убрана. Гидеон тихо выругался. Заглянул в коридор, убедился, что там никого нет, спустился в люк и спрыгнул.

Было довольно высоко. Он ударился больно, но, к счастью, ничего себе не сломал. Вскочил и быстро спрятался в нише. Прислушался. Убедившись, что коридор пуст, осторожно пошёл вправо, в южное крыло замка, надеясь раздобыть там одежду и обувь.

Ему повезло – в соседней башне он обнаружил открытую кладовую и вскоре был одет, как солдаты, охранявшие замок. Он хотел достать оружие, но оружейная хорошо охранялась. Решив не рисковать, Гидеон направился в галерею, откуда были видны ворота. Спрятался в нише за старинными доспехами и затаил дыхание.

Ему пришлось простоять там целый час, прежде чем со двора донёсся отрывистый приказ начальника стражи и скрежет открываемых ворот. Каждое утро слуги ездили в Адар за провизией. Гидеон решил спрятаться в одной из повозок. Соблюдая все меры предосторожности, спустился во двор.

Не замеченный никем, он забрался в повозку с пустыми бочками. Она выехала за ворота. Замок остался позади. Гидеон вздохнул с облегчением.

Небо хмурилось, было холодно, накрапывал дождь. Впереди тянулась длинная пустынная дорога. Гидеон только сейчас почувствовал, как продрог, устал, как у него болят руки и ноги. Его захлестнула тоска. Но он одёрнул себя – расслабляться было ещё рано, вначале требовалось решить, что теперь делать. Гидеон счёл, что лучше всего будет спрятаться в Лунном Мире.

На повозке он добрался до Адара. Выскочил из неё на ходу и побежал в Орту. Обогнул селение, подошёл к пещере. Но его ждало страшное разочарование: дверь в Лунный Мир оказалась закрыта.

Аксианта не было, поэтому не оставалось иного выхода, кроме как ехать домой. Только для этого нужны были деньги и хороший конь. Гидеон решил, что пока он не придумал способа всё это раздобыть, разумнее всего затеряться в толпе, и отправился в Адар.

Он зашёл на рынок, потом побродил по улицам и опять вернулся на рынок. «Что делать? Что делать? Где дядя? Где отец? И что, мне теперь пешком идти домой? Нет, это абсурд! Неужели придётся воровать коня?!! Хочется есть, а просить унизительно… Морбед украл шёлк, он в любой момент может найти меня!»

Вдруг Гидеон увидел отца, который высматривал его в толпе. Подбежал к нему и обнял.

– Отец!!

– Что случилось? – Аксиант изумлённо оглядел его. – Что это за маскарад? А где твой перстень?

– Всё расскажу, отец. Вы не знаете, где дядя?

– Нет, я только что был во дворце – его там нет, его все ищут. А ты знаешь, где он?

– Морбед… Надо спешить! У вас есть ключи?

– Ключ от Эстуара.

– Тогда идёмте домой.

Через несколько минут они были в доме на западной границе Лунного леса. Увидев сына, Елена ахнула.

– Что с тобой?!

– Мама… – выговорил Гидеон, обнимая её. – Я так боялся, что уже никогда вас не увижу…

– Что?!

Гидеон рассказал, что с ним произошло. Аксиант с досадой ударил себя кулаком по колену.

– Рэграс… слепец!

– На него словно затмение нашло! – кивнул Гидеон. – Он мне не поверил! Его надо найти, он в опасности! Найти во что бы то ни стало!

Аксиант прикоснулся к перстню, прислушался и нахмурился.

– Не слышу его.

– Отец, а что теперь будет со мной? Ко мне больше не вернётся сила Гареров?

Аксиант вздохнул.

– Я не смогу вернуть тебе силу, она же даётся раз в жизни. Теперь это может сделать только Рэграс. Надеюсь, он ещё жив…

– Я убью Морбеда!! Я убью его!!!

– Или он тебя, – заметил Аксиант со вздохом и снова положил пальцы на перстень. Слушал долго.

– Морбед в Мире Зимы, у себя дома. Этого ещё не хватало… Ну что ж. Идём туда, Гидеон.

Гидеон быстро переоделся в свою одежду и глотнул вина.

– Отец, можно, я возьму ваш меч?

– Бери.

Гидеон убежал в отцовский кабинет.

– А как идёт время в Мире Зимы? – спросила Елена.

– Почти как в Эстуаре.

– Это рискованно! Пока вы будете там, здесь может случиться всё, что угодно! Может, лучше к Фиду?

Аксиант покачал головой.

– Нет, первым делом мы должны найти Морбеда! Пока он на свободе, всё бесполезно!

Гидеон вернулся в гостиную, вооружённый длинным мечом с рукоятью, украшенной драгоценными камнями. Аксиант достал ключ, создал переход и вместе с сыном скрылся в тумане коридора.

 

Прошло несколько дней. Рэграс стал всё чаще терять сознание от боли. Когда он очнулся в очередной раз, оковы немедленно вспыхнули. Его глаза наполнились страданием. Солнце садилось, вершины напротив горели красным.

Рэграс закрыл глаза и мысленно позвал Фида.

– Зачем ты хочешь, чтобы я прилетел к тебе, мой мальчик? – отозвался дракон.

– Фид, я люблю тебя, как отца. Исполни мою последнюю просьбу! Сожги меня своим огнём! Я не хочу умирать от гайера. Я хочу, чтобы ты убил меня! Прошу тебя!

– Неужели ты согласен испустить дух в оковах?

– Ты же знаешь, что от них невозможно освободиться, Фид…

– Обратись к Миру Неба, и его Свет поможет тебе.

Рэграс поморщился и стиснул зубы.

– Нет… Я же всю жизнь боролся с ним…

– Не бойся его. Мир Неба – единственное место, где пройдёт твоя боль.

– Нет. Такое унижение… нет! Я очень прошу тебя, Фид, подари мне смерть! Твой огонь чист. Я сочту за честь умереть от него!

– Я хочу, чтобы ты стал свободным…

– Свободным? Значит, нет выхода… Что ж… Если ты считаешь меня недостойным твоего огня, пусть будет так. Скоро смерть придёт сама. Я чувствую, что уже скоро… Прощай, Фид…

Рэграс открыл глаза. Закат уже погас, смеркалось. Оковы ярко загорелись. Рэграс уронил голову на грудь и провалился в беспамятство.

 

Аксиант и Гидеон вышли из перехода в один из залов замка Морбеда в Мире Зимы. Было холодно, за окнами выла метель. Аксиант положил пальцы на перстень и с досадой посмотрел на сына.

– Он уже ушёл отсюда.

– Давайте осмотрим замок, отец! Может быть, шёлк здесь!

– Давай, только быстрее.

Через некоторое время они нашли нужный зал. Там жарко горел камин, на столе стояла открытая бутылка вина и бокал. На стене висел шёлк, у которого недоставало одного уголка. Взглянув на него, Аксиант и Гидеон ахнули: шёлк показывал горы и Рэграса, закованного в гайер. Перед ним появился Морбед.

– Добрый вечер, дядя. Ну как вам казнь? Всё идёт хорошо? Да, просто отлично, – кивнул он с удовлетворением. – Я вернулся, как и обещал. Не буду досаждать вам разговорами, понимаю, что вам сейчас не до них… Но я побуду с вами, если вы не против. Просто посмотрю на вас.

Увидев это, Гидеон потерял дар речи.

– Отец, скорее посмотрите, где они! Я убью этого мерзавца!!!

Пока Аксиант смотрел по шёлку, где находится Рэграс, Гидеон обыскал зал, но не нашёл ключей.

– Я знаю, куда идти, – наконец произнёс Аксиант.

– Шёлк оставим здесь?

– Да, лучше раньше времени не выдавать себя.

Аксиант создал коридор, который вывел их на узкую горную тропу.

– Вверх и направо, тут недалеко.

– Не трогайте Морбеда, отец, – решительно попросил Гидеон. – Я сам его убью!!

Они выбрались на площадку и увидели Рэграса и Морбеда, сидевшего на камне. Морбед встал и спокойно кивнул им.

– Здравствуйте, Аксиант. Надо же, Гидеон, выкрутился. Признаться, я не ожидал увидеть тебя здесь.

Гидеон, бледный от гнева, с горящими глазами, выхватил отцовский меч.

– Я сейчас убью тебя, мерзавец! На этот раз ты не отвертишься!

– И не собираюсь. Главное уже сделано. Посмотри сам – твоему драгоценному дяде осталось совсем немного.

Морбед сбросил плащ и тоже обнажил меч. Гидеон нанёс удар. Зазвенели клинки.

Гидеон быстро оттеснил Морбеда в сторону, на тропу. Аксиант подбежал к Рэграсу и похлопал его по щеке. Тот открыл глаза.

– Рэграс! Как же так!!

Рэграс застонал.

– Брат…

– Почему ты не позвал Фида на помощь?

– Я просил его… освободить меня… сжечь меня… Это уже неважно. Мне… осталось недолго.

– Нет, Рэграс, мы спасём тебя!

– Бесполезно, Аксиант… я… я хочу пить…

Аксиант вытащил из кармана фляжку и поднёс её к пересохшим губам Рэграса.

 

Холодный свет гайера, блестевший на клинках мечей, приводил Гидеона в неистовство.

– Если бы у тебя была хоть капля совести, – сказал он, парируя очередной удар, – ты бы сдался без боя. Ты заслуживаешь, чтобы тебе просто отрубили голову, негодяй!!

– Какие красивые слова, – отозвался Морбед, делая молниеносный выпад. Гидеон увернулся и отбил его. – Может, мне встать перед тобой на колени и дать себя обезглавить? Ты же полное ничтожество, Гидеон! И сейчас тоже! Ты смешон в своём гневе!

– Смейся на здоровье. Я убью тебя!!

Морбед рассмеялся, Гидеон сделал ошибку – и клинок Морбеда ранил его в руку.

– Вот, что я говорил, – улыбнулся Морбед.

Гидеон немедленно ударил снова. На рубашке Морбеда расплылось кровавое пятно.

– Дядя учил меня фехтовать! – выкрикнул Гидеон. – Он лучший фехтовальщик Великого Мира! А ты трус и подлец! Тебе никогда не победить меня, и ты это знаешь! И сейчас ты боишься меня, боишься! В твоих глазах – страх!

Гидеон наносил удар за ударом. Морбеду было всё труднее защищаться. Гидеон снова ранил его, на этот раз в ногу.

Некоторое время они бились молча.

– Ну как тебе нравится в шкуре обычного человека? – вдруг поинтересовался Морбед. – По-моему, тебе очень идёт. На Гарера ты не тянешь. И никогда не тянул.

– Наплевать, Морбед! Тысячу раз наплевать!! Можно лишить меня силы, но чести и достоинства лишить нельзя! Можно отнять у меня перстень, но нельзя сделать меня негодяем!! Вот тебе за дядю!!! – воскликнул он и мощным ударом отбил клинок Морбеда так, что тот потерял равновесие, а потом с размаху снёс ему голову с плеч.

На камни хлынул фонтан крови. Гидеон опустил меч, тяжело дыша. Потом спустился вниз и устало сказал:

– Всё.

Он тщательно вытер меч полой плаща, убрал его в ножны и подбежал к Рэграсу.

– Дядя, я отомстил за вас! Я убил Морбеда!

Рэграс посмотрел ему в глаза. Некоторое время молчал, потом с горечью произнёс:

– Жаль.

Гидеон ошеломлённо посмотрел на него. Решив, что Рэграс от боли сам не понимает, что говорит, спросил:

– Как освободить вас? Как вам помочь?

– Там в пещере лежит мой перстень. Принеси его сюда.

– Перстень придаст тебе сил, но вряд ли ты сумеешь раскрыть оковы, – сказал Аксиант.

– Попробую.

Гидеон быстро нашёл перстень дяди с узким зелёным камнем и надел его Рэграсу на палец. Рэграс произнёс заклинание, но ничего не произошло. Он подождал и попробовал ещё раз. Гайер гневно вспыхнул. Рэграс задавил стон и выговорил:

– Бесполезно…

Он собрал волю и попробовал снова, но гайер загорелся так, что стало больно на него смотреть.

– Неужели нельзя спасти?! – Гидеон с отчаянием посмотрел на отца.

– Можно позвать Эдвина, – предложил Аксиант. – Он единственный, кто теперь сумеет раскрыть эти оковы.

– Так чего же мы ждём? Скорее идите за ним, отец!

Аксиант вопросительно посмотрел на Рэграса. Помедлив, тот кивнул и уронил голову на грудь.

Аксиант достал ключ, создал переход в скале и ушёл. Гидеон заглянул в лицо дяде, похлопал его по щеке – король был без сознания. Гидеон прижал ухо к его сердцу. Оно ещё билось.

– Ну скорее же! – прошептал он в отчаянии. – Дядя! Пожалуйста, держитесь! Я с вами! Держитесь! Вы должны жить, дядя! Я же люблю вас, как отца! Я не отпускаю вас! Умоляю вас, не уходите!!

Через несколько минут, показавшихся Гидеону вечностью, из коридора появились Эдвин с Диамантой и Аксиант.

Эдвин подбежал к королю.

– Ты можешь освободить его? – спросил Гидеон. В его глазах блестели слёзы.

– Да, – ответил Эдвин и взялся за браслет на левой руке Рэграса.

Гайер вспыхнул, озарив ночные горы ослепительным бело-зелёным светом. Все невольно прикрыли глаза. Рэграс застонал. Поднял голову и увидел Эдвина. Оковы погасли и раскрылись. Гидеон подхватил дядю.

Аксиант сбросил плащ и расстелил. Рэграса осторожно уложили на него.

Эдвин опустился на колени около короля. Тот посмотрел на него и выговорил:

– Ты согласился помочь мне… после всего…

– Мир Неба – мой дом. И ваш дом, ваше величество!

Рэграс с горечью возразил:

– Это не мой дом. Тебе ли этого не знать…

– Гайер не впускал вас туда, но гайера больше нет. Мир Неба любит вас! Его Свет может исцелить вашу боль.

Рэграс помолчал и произнёс:

– Спасибо, Эдвин… Но не надо. Дальше… я сам.

– Дядя, прошу вас, не отказывайтесь от помощи! – встревожился Гидеон.

Но Рэграс попросил:

– Аксиант, дай мне напиток Королевы.

Гидеон и Эдвин осторожно приподняли его, и Аксиант напоил его из фляжки.

– Нам пора во дворец, дядя!

– Выдержишь переход через туман? – спросил Аксиант.

Рэграс едва заметно кивнул. Аксиант достал ключ и создал коридор.

– Сейчас я вернусь, подождите, – сказал он Эдвину и Диаманте и вместе с Гидеоном унёс короля.

Над горами свистел холодный ночной ветер. Он гнал на восток быстрые облака, в разрывах между которыми темнело чистое небо и мерцали звёзды. Ветер покачивал раскрытые оковы, бессильные и нестрашные, как прошлое. Эдвин подошёл к обезглавленному телу Морбеда и накрыл его плащом, лежавшим рядом на камне.

В скале появилась дверь – вернулся Аксиант. Он положил пальцы на перстень и некоторое время прислушивался. Потом создал новый переход и сказал:

– Идёмте за Мариеном.

– Что с ним? – испугалась Диаманта.

Аксиант молча вошёл в туман, Эдвин и Диаманта – за ним.

Они вышли на площадку перед кузницей, где Морбед делал оковы. Мариен лежал на камнях. Аксиант похлопал его по щеке. Мариен открыл глаза. Диаманта перевела дух.

– Жив…

Мариен посмотрел на Аксианта.

– Его величество… жив?

– Да. Ты сможешь идти?

– Думаю, что смогу…

Мариен приподнялся. Эдвин и Диаманта помогли ему встать.

– Сестрёнка… Я так соскучился! – Мариен обнял её и Эдвина.

– Пока я отправлю вас в Ларду, – решил Аксиант. Создал коридор, и через несколько минут Эдвин, Диаманта и Мариен уже были в тихой деревенской гостиной.

 

В окна светило мягкое утреннее солнце. Деревья в саду уже почти облетели, только последние красные и золотые листочки горели яркими пятнами в солнечном свете. Мариен всё утро рассказывал Диаманте и Эдвину о том, что с ним случилось, о событиях в Тарине, о спектакле…

Вдруг в стене появилась дверь, и в гостиную вошёл Аксиант. Все вскочили.

– Здравствуйте, ваше высочество!

Он весело улыбнулся.

– Я опять без приглашения.

Эдвин предложил ему стул. Аксиант сел и жестом попросил всех сесть.

– Эдвин, я вчера так спешил, что даже не поблагодарил тебя. Спасибо, что спас Рэграса. Если бы не ты, он бы умер.

– Как он?

– Ему уже лучше. Поправится… Думаю, он и сам тебя отблагодарит. Очень надеюсь, что скоро вы вернётесь в Тарину. Хотя не знаю. Лучше не буду ничего обещать, – он с улыбкой развёл руками.

Эдвин вздохнул.

– Но ведь я не смогу жить иначе. Я буду и дальше говорить о Мире Неба.

– Рэграс это знает. Только не думаю, что сейчас он будет против – у него больше нет для этого причин. Он навсегда лишился власти над гайером.

– Значит, гайер теперь остался без хозяина?

– Нет. Он не будет повиноваться Рэграсу, но по-прежнему принадлежит нашей семье. Когда вырастет Дэрис, власть над гайером перейдёт к нему.

– Может быть, лучше уничтожить гайер, ваше высочество?

Аксиант покачал головой.

– Может быть. Только какой смысл? Страх и ненависть всегда были и будут в Великом Мире. Если уничтожить металл, они примут иную форму, но суть не изменится. И не уверен, что новая форма будет лучше… Впрочем, я и сам хотел поговорить об этом с Рэграсом. Конечно, не сейчас. Это не к спеху… А ты как себя чувствуешь, Мариен?

– Отлично. Спасибо, что разыскали меня. Фид почему-то не отвечал мне, хотя я всё время звал его…

– Он говорил с тобой. Ты не слышал его, потому что слишком волновался. Ты жив только благодаря Фиду, ведь это он сообщил мне, где ты! Сам я не нашёл бы тебя – ты был без сознания, а шёлк остался в замке Морбеда, в Мире Зимы.

Эдвин спросил:

– Ваше высочество, а вы не знаете, Харт жив?

– Жив. Чудом остался жив. Я вытащил его из Чёрного Города.

– Из Чёрного?! – ахнула Диаманта.

– Вначале его отправили в Серый, как всех. А потом, за неповиновение, в Чёрный.

– Узнаю Харта, – вздохнул Эдвин.

– Удивительно, как он выдержал – столько времени… Когда с него снимали кандалы, он спросил у меня, не из Мира ли Неба я.

– Вспомнил?!

– Даже там умудрился вспомнить… Сейчас он в Лиануре, у твоих родителей. На днях я пойду туда, нужно вернуть Аите ключ. Напишите, я передам письма.

Эдвин вышел в кабинет и принёс книгу о Дороге.

– И ещё передайте вот это.

– Это история Адриана?

Эдвин улыбнулся.

– Это настоящая книга, ваше высочество. В ней меняется текст.

Аксиант совсем не удивился. Открыл её, полистал и кивнул.

– В своё время Адриан так же восстановил книгу после того, как Рэграс уничтожил все экземпляры.

 

Да будут твои помыслы благородны, как серебро, чисты, как родниковая вода, высоки, как небо. В миг, когда ты осознаешь, где твой истинный дом, время потеряет над тобою власть, и прошлое больше не будет обременять тебя тяжким грузом тревог, гнетущими воспоминаниями и непрощёнными обидами. Ложь растает, как тает туман от дуновения ветра; спадёт пелена с глаз.

Ты изведал дороги Великого Мира, узнал их радости и горести, приобретения и потери, испытания и тяготы – и отдал своё сердце Небу. Отныне ты свободен от лжи, и твою книгу будет писать рука Любви, чтобы те, кто ещё не знает самих себя, узнали, чтобы те, кто ещё не видит Света, увидели его. Ибо Дорога ведёт к Дому, а препятствия и лишения, встречающиеся на ней – не более чем плывущие облака. Над ними всегда стоит чистое Небо, прекрасное и непреложное, вечно благословляющее тебя.

 

 

vinietka