РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 15. Месть

Осень в этом году наступила как-то неожиданно. Резко похолодало, Тарину окутали зябкие туманы, потом зарядили дожди…

Жизнь во дворце шла своим чередом. Рэграс снова занялся фехтованием с Гидеоном, но тот уже не жаловался на строгость дяди и не спорил с ним, решив, что чем ближе будет к Рэграсу, тем быстрее сумеет предотвратить опасность, если она появится. Со дня на день Гидеон ждал возвращения отца, но его всё не было.

В этот день к Рэграсу приехал правитель Адара с докладом. Отпустив его, король стал рассматривать подарок правителя – коллекцию охотничьих ножей.

Вошёл слуга. Дог Планшет, спавший на полу, приподнялся и глухо зарычал.

– Ваше величество, вам письмо, – слуга поставил поднос с письмом на стол, поклонился и вышел.

Рэграс взял конверт.

– От Морбеда… Хм.

 

«Ваше величество! Дорогой дядя!

Я долго сомневался, как поступить, и всё-таки решил написать Вам, прежде чем навсегда покинуть Мир Дня и перевернуть эту страницу своей жизни.

Приняв это решение, я хочу высказать вам всё как есть, пусть даже это вызовет ваш гнев. Заранее прошу прощения, если моя искренность в самом деле станет причиной Вашего неудовольствия. Заверяю Вас, что пишу это письмо из самых нелицемерных побуждений.

Да, дядя, я приехал в Мир Дня с ненавистью к Вам и с намерением жестоко отомстить Вам за смерть отца. Я жаждал мести, не задумываясь о том, что в Вашей с отцом ссоре Вы, возможно, были правы, а отец и в самом деле был виноват. Мною двигало только желание Вас убить – такое же сильное, какое, вероятно, заставило Вас вызвать на поединок своего брата, моего отца.

Я начал строить план мести. Хотел отомстить – но не сделал этого. Почему? Мне самому трудно ответить на этот вопрос. Может быть, потому, что я увидел своими глазами, что время идёт вперёд. Прошлое прошло, а в настоящем Вы счастливы, владея Миром Дня. Судьба дала Вам корону и благополучие. Моя нянька Фригитта всегда учила меня, что судьба справедлива, и я никогда не сомневался в правдивости её слов.

А может быть, ответ следует искать в той доброте и отзывчивости, с которой отнеслась ко мне Её Величество. Взглянув в Её прекрасные глаза, я понял, что не смогу разбить Её радость, не смогу осквернить свет, который наполняет Её – и через Неё озаряет и благословляет всё королевство.

Так или иначе, я сам отказался от мести и отговорил от мести Гидеона, который таит на Вас обиду. Из-за этого мы даже поссорились. Я резко говорил с ним, но не ругаю себя за резкость – в тот момент она была оправдана. Надеюсь, что он всё обдумал и отказался от своего неблагодарного безрассудства. Впрочем, не мне его судить.

Сейчас я навсегда покидаю Мир Дня. Не прощаюсь с Вами лично – совесть не позволяет мне смотреть Вам в глаза и в глаза Её Величества после тех чёрных, пусть и неисполненных, замыслов, которые жили в моей душе, пока я пользовался Вашим гостеприимством.

Прошу Вас, передайте Её Величеству заверения в любви, преданности и мою сердечную признательность и благодарность за особый талант Её души – талант видеть в людях добро, даже если оно скрыто под завесой злобы и обиды.

Ещё раз благодарю Вас за доверие, терпение и радушие.

С искренним уважением к Вам,

Морбед».

 

«Написано таким же сладким тоном, каким всегда говорил Картар, когда задумывал очередную подлость, – подумал Рэграс, и по его губам скользнула презрительная улыбка, но тут же исчезла. – Что ж… Если это ложь, то Морбед сильно просчитался. А если правда…»

Он ещё раз просмотрел письмо и позвонил в колокольчик.

– Гидеона ко мне.

Слуга убежал.

Рэграс положил письмо на стол и подошёл к окну. Под пасмурным небом желтел сентябрьский сад. Каждый порыв ветра обрывал с деревьев листья. «Удивительно, как похожи слова "преданность" и "предательство"…»

Через некоторое время слуга вернулся.

– Ваше величество! Их высочество Гидеон только что куда-то ушли из дворца.

Рэграс жестом приказал слуге выйти, запер двери кабинета и открыл тайник. Но шёлка там не было.

Рэграс замер. Некоторое время неподвижно стоял, глядя на место, где должен был лежать шёлк. Потом зло выругался и открыл шкатулку с ключами. Недоставало двух: ключа от Лунного Мира и от Мира Иваль. «Гидеон знает, как открыть этот тайник! Кто это сделал? Кто из двоих? Гидеон или Морбед?»

Рэграс направился к Гидеону в покои. Дверь была заперта. Он раздражённо постучал. Открыл Шарден и низко поклонился.

– Ваше величество! Их высочество ушли.

– Выйди вон и никого сюда не впускай.

– Слушаюсь, ваше величество, – кивнул Шарден и поспешно исчез.

Рэграс прошёл по комнате. Пахло горелым, но камин был погашен. Рэграс взял кочергу, пошевелил угли – и вытащил маленький уцелевший уголок шёлковой ткани.

– Шарден!

Вбежал слуга.

– После ухода Гидеона сюда кто-нибудь заходил?

– Нет, ваше величество.

– Двери были заперты?

– Да, ваше величество! Их высочество перед уходом приказали мне запереть двери, как всегда.

– А чем ты занимался после того, как Гидеон ушёл?

– Уборкой в соседней комнате.

– Ты не слышал каких-нибудь звуков из этой комнаты?

Шарден задумался и пожал плечами.

– Нет, ваше величество. Кажется, ничего не слышал.

– Ты что-нибудь сжигал в камине?

– Нет, ваше величество. Возможно, их высочество изволили что-то сжечь.

Рэграс положил пальцы на перстень, чтобы узнать, где Морбед. Он был в Мире Зимы.

 

Погода располагала к прогулкам в одиночестве. Гидеон зашёл в маленький уютный трактирчик, а потом решил верхом прогуляться за город по дороге вдоль реки. Осенью там было особенно красиво: деревья роняли листья, открывая бескрайнюю даль. А хмурая погода вполне соответствовала настроению Гидеона.

Он вышел из трактира, вскочил на Альта и не спеша поехал к Северным воротам, гадая, почему отец задерживается в Эстуаре и что поделывает Морбед.

У ворот его остановили охранники.

– В чём дело?! – возмутился Гидеон.

– Приказ его величества задержать вас и препроводить во дворец, – отчеканил офицер и показал ему бумагу с подписью короля.

Через четверть часа его ввели в королевский кабинет. Рэграс был мрачен как туча.

– Дядя, что случилось?!

– Дай мне свой перстень.

Гидеон замер в нерешительности.

– Ваше величество! Что случилось?

– Быстро! – прикрикнул Рэграс.

Гидеон снял с пальца перстень и протянул ему. Рэграс приказал гвардейцам:

– Обыскать его!

– Что случилось? – повторил Гидеон, ошеломлённо глядя на Рэграса. Его схватили за руки. Офицер проверил его карманы и достал из правого ключ от Мира Иваль. Увидев его, Гидеон потерял дар речи.

– А где ключ от Лунного Мира?

– Спросите у Морбеда! Я вас предупреждал!

Рэграс ничего не ответил. Некоторое время молчал, размышляя о чём-то, потом велел охране выйти. Взял зелёный ключ, создал в стене коридор и кивнул племяннику:

– Входи.

– Дядя, неужели вы подозреваете меня?!

– Входи!

Через минуту Гидеон и Рэграс уже были в замке в южных горах. Рэграс закрыл переход и запер двери кабинета.

– Зачем ты сжёг шёлк?

– Что?! Шёлк сожжён?!!

– В твоём камине. Что ты хотел скрыть? Говори!

Ярость в душе Гидеона сменилась отчаянной болью. Он посмотрел на Рэграса глазами, полными страдания.

– Дядя, как вы могли подумать?!

– Где ключ от Лунного Мира?

Гидеон представил, что будет, если он не сумеет доказать Рэграсу свою невиновность, и похолодел. Сжал руки и еле слышно повторил:

– Дядя…

– Отвечай на вопрос. Где ключ от Лунного Мира? И объясни, что этот ключ делал у тебя в кармане.

– Морбед подкинул мне его! Только я не знаю, когда.

– Морбед в Мире Зимы! Я жду объяснений, Гидеон! Зачем ты сжёг шёлк? После твоего ухода к тебе в покои никто не входил, дверь была заперта – ты сам приказал запереть её!

Повисла мучительная пауза.

– Я жду объяснений! – крикнул Рэграс, приходя в ярость.

– Дядя, – наконец произнёс Гидеон и закрыл глаза, пытаясь успокоиться, но тут же снова посмотрел на Рэграса. – Ну неужели вы могли подумать, что это я? Как вы могли подумать?! Ведь ясно же, что Морбед подбросил мне ключ! И сбежал в Мир Зимы! Я… я никогда не был подлым!

Рэграс посмотрел на него тяжёлым взглядом. Достал его перстень и произнёс над ним заклинание, уничтожающее силу, после чего бросил перстень на пол.

– Ты больше не Гарер, Гидеон. Ты обычный человек, государственный преступник. Чем быстрее расскажешь мне всю правду, тем будет лучше. Я жду.

Гидеону показалось, что он сейчас потеряет сознание, но он кое-как овладел собой.

– Я жду!! – Рэграс опять повысил голос.

Гидеон ничего не ответил.

– Если ты будешь запираться, придётся допросить тебя с пристрастием! Где ключ от Лунного Мира?

Угроза пытки привела Гидеона в ярость. Он зло ответил:

– Спросите у её величества!

– При чём тут Королева?

– Весь двор до сих пор шепчется о её романе с Морбедом!! Только вы не хотите ничего замечать, дядя!!!

Рэграс дал ему пощёчину.

– Я знал, что ты трус. Но не думал, что ты такой мерзавец.

Он отпер двери кабинета и позвал охрану.

– Посадить его в западную башню. Не выпускать из камеры ни под каким предлогом. Кроме хлеба и воды, ничего не давать.

Гидеон побледнел и бросил на Рэграса отчаянный взгляд.

– Дядя! Ну нельзя же так заблуждаться!! Эта ошибка будет стоить вам жизни!!!

– Увести.

Гидеон был так потрясён, что даже не сопротивлялся, когда его повели в башню. Сейчас он отчаянно жалел, что у него вырвались эти глупые слова о дворцовых сплетнях. Он ни на секунду не верил в измену Королевы, всего лишь хотел показать дяде, насколько тот неосторожен – а теперь…

Они прошли через замок и поднялись в башню. Офицер открыл маленькую камеру, впустил туда Гидеона и запер дверь.

 

Вернувшись во дворец, Рэграс направился в покои Королевы, но её там не было. Горничная сказала:

– Её величество в детской.

– Я немедленно хочу её видеть.

Горничная присела в поклоне и убежала.

На туалетном столике Королевы лежал томик стихов. В середине книги белела закладка. Рэграс взял книгу, раскрыл и увидел, что это не закладка, а записка.

 

«Любимая!

Видеть тебя и не иметь возможности приблизиться к тебе – страшнейшая из пыток. Я никогда не забуду тот краткий миг счастья, которым нас одарила судьба. Но ему не суждено повториться. Я готов ради тебя на всё. Но ты не должна страдать! Поэтому я ухожу. Прощай навсегда.

Люблю тебя.

Вечно преданный тебе

Морбед».

 

Когда вошла Королева, Рэграс сидел в кресле с книгой в руке.

– Здравствуй, дорогой! Читаешь? Я уже третий день не могу оторваться от этих стихов. Удивительно проникновенные! Такой слог!

Рэграс посмотрел на неё. Королева встревожилась.

– Что-то случилось?

Повисла пауза.

– Рэграс, что случилось?

– Слог действительно проникновенный. Ты изменяла мне с Морбедом?

– Что?! Как ты мог даже подумать такое! Откуда у тебя эти безумные подозрения?!

– А как ты объяснишь вот это? – и он протянул ей записку.

Королева прочитала и ахнула.

– Какой негодяй!

– Негодяй?

– Так отплатить за добро, с которым мы его приняли… Как это низко… Какое предательство!

– Ты хочешь сказать, что Морбед подбросил эту записку, чтобы оклеветать тебя?

– Да, Рэграс! Неужели ты хоть на секунду мог поверить, что между нами в самом деле что-то было?!

– О вашей связи я узнал не отсюда. Мне сказал Гидеон. Я не поверил ему, но теперь вижу, что он не лгал.

– Рэграс, не верь, это клевета! Морбед всё это подстроил! Он хочет нас разлучить, чтобы завладеть гайером!

– А тебе не кажется, что для этого он выбрал не самый лучший способ? – сказал Рэграс с издёвкой. – Подложил записку тебе, а не мне. Если бы я не зашёл сюда сейчас и не увидел её случайно – и не где-нибудь, а в книге любовных стихов! – я ничего не узнал бы о вашем романе!

Королева некоторое время молча смотрела на него.

– Ты не веришь мне?!

– Не верю! – его глаза наполнились гневом. – Не верю! Луна умеет обманывать как никто, в её свете все предметы меняют очертания… Я знал, что ты непостоянна, я полюбил тебя за твоё непостоянство, но не думал, что ты способна предать меня!!

– Полюбил? – медленно ответила Королева, овладев собой. – Я начинаю в этом сомневаться. Что-то другое ты принял за любовь… Настоящее чувство не смогла бы разрушить подлость дурного мальчишки.

В глазах Рэграса бушевал гнев и отчаянная боль. Он хотел что-то ответить, но сдержался и некоторое время молчал, нервно прохаживаясь по комнате. Королева тоже молчала.

Наконец Рэграс произнёс:

– Я не удивлён тем, что ты сделала. Я знал, что рано или поздно этим кончится, несмотря на твою клятву хранить верность… Только надеялся, что у тебя хватит честности самой признаться мне во всём.

Она покачала головой.

– Как ты ревнив – и как ловко Морбед сыграл на твоей ревности! Аксиант был прав… Рэграс, очнись! Ты теряешь всё!

– Уже потерял.

– Я не собираюсь оправдываться перед тобой. Я ухожу. Прощай, – холодно ответила Королева и вышла.

Она забрала Дэриса и вместе с ним ушла в Лунный Мир.

 

Когда в Гидеоне немного утихли бушевавшие чувства, он погрузился в размышления. «Что теперь делать? Как быть? Морбед… какой подлец!!! Не дал мне даже возможности отразить удар!! Теперь дядя на очереди… только Королева может заставить его одуматься!.. Но… Как он мог?! – обида нахлынула с новой силой. – Я готов жизнь отдать за него, а он… Ну что ж. Если с ним что-то случится, пусть винит в этом только себя! Себя и свою слепоту!! – подумал он с ожесточением, но возмущение тут же погасло. – Впрочем… Я ведь и сам виноват в том, что случилось. Был слишком мягок с Морбедом, слишком старался понравиться дяде, проглатывал обиды, сглаживал острые углы… Если бы у меня хватало смелости настаивать на своём, не боясь дядиного гнева, ничего этого не произошло бы!! И с Морбедом… сколько издевательств я ему спустил! Ну почему сразу не поставил его на место?! Всё время ждал подходящего момента… дождался. Теперь едва ли представится шанс что-либо исправить… Остаётся только одна надежда – что отец успеет вернуться, прежде чем меня казнят. Хотя и отец уже ничего не изменит. У меня больше нет перстня, нет силы Гареров… её не вернуть… какой позор. Остаётся только умереть, как Гарер. Может, хоть это заставит дядю мне поверить. И почему я не послушал отца, не уехал вместе с ним в Эстуар? Вот дурак! Хотел доказать что-то дяде! Доказал… И зачем сказал ему про Королеву?! А если они теперь поссорятся? Морбед будет мне очень благодарен!!!»

Гидеон посмотрел на холодные серые стены, на зарешёченное окно, на несвежую солому на полу, сжал руки и опустил голову.

Вдруг на стене очертились контуры двери. Она бесшумно открылась, и вошёл Морбед. Гидеон онемел.

– Здравствуй. Вот зашёл посмотреть, как ты устроился на новом месте. На мой вкус, обстановке немного недостаёт роскоши.

Гидеон бросился к нему, но Морбед прикоснулся к перстню, и Гидеона швырнуло на пол. Он упал навзничь, у него перехватило дыхание.

– Тише, дружок, тише. Ты забыл, что ты уже не Гарер, а обычный человек? Вот и веди себя, как обычный человек – тихо, смирно и покорно… – Морбед подошёл ближе и всмотрелся в его лицо. – Да ты плакал? Бедняга. Ну ещё бы. Обидно, когда тебе не верят, правда? А настоящие слёзы у тебя впереди. Знаешь, что тебя ждёт? Дядю ты больше не увидишь. Пока придётся посидеть здесь, а потом тобой займусь я. Да, да, будут зелёные оковы. Будет очень больно, очень страшно и никакой пощады. Я же тебя предупреждал. Признаться, мне даже жаль тебя. Это мучительная смерть.

– Мерзавец, – выдохнул Гидеон, вставая. – Какой же ты мерзавец!!

– Ну, ну, – Морбед снова тронул перстень, и Гидеона отбросило к стене. – Посиди, отдохни. Не стоит так горячиться. Тебе надо беречь силы.

– Я убью тебя!!!

– Пожалуйста, – согласился Морбед. – Можешь прямо сейчас. Хотя нет, сейчас мне некогда. Очень много дел. Ну, до встречи, милый Гидеон. Увидимся.

 

Лунный Мир был наполнен нежностью и неуловимым, ускользающим очарованием. Лес окутывала лёгкая дымка, листья серебрились под лунными лучами… Но с приходом Королевы эта безмятежность исчезла без следа. Поднялся порывистый ветер и зашумел в высоких кронах, небо затянуло облаками.

Оказавшись в своём дворце, Королева уложила Дэриса спать, а сама не могла найти себе места от нахлынувших чувств. То ей овладевало мучительное желание вернуться в Мир Дня и попытаться снова объясниться с Рэграсом, то она решала отложить разговор до утра, то вновь собиралась идти к нему немедленно… Боль и обиду сменяли давние, счастливые воспоминания любви, и после них сегодняшнее оскорбление становилось нестерпимым, жгло душу, как гайер. Королева сжимала руки и снова и снова принималась ходить по сумрачному залу, украшенному гобеленами.

Вдруг она ощутила сильную тревогу. Остановилась, словно прислушиваясь. Тихий, но упрямый внутренний голос настойчиво советовал отправиться в Мир Дня, не задерживаясь ни на минуту.

– Рэграс… – прошептала она и побежала к переходу. Только что бушевавшая в ней буря утихла во мгновение ока. Теперь ей хотелось одного – немедленно увидеть мужа и помириться с ним.

Она подбежала к двери в Мир Дня – но дверь была заперта. Королеву охватил ужас. Она постучала, но холодный камень глухо молчал. Королева прижалась к нему и некоторое время стояла в каком-то оцепенении.

 

Наступил вечер. Небо затянули тёмные осенние тучи. Пошёл дождь, крупные капли застучали по дворцовым окнам.

Из покоев жены Рэграс направился к себе. Он был так мрачен, что придворные и слуги склонялись перед ним в низком поклоне и старались немедленно исчезнуть куда-нибудь, чтобы не стать случайными жертвами королевского гнева.

Только Планшет обрадовался, увидев его – он вскочил, виляя хвостом, подбежал и начал ласкаться. Рэграс потрепал его по шее. Неторопливо расстегнул колет и воротник рубашки, подошёл к окну и долго стоял, глядя в дождевые сумерки. Потом позвонил в колокольчик. Вбежал слуга.

– Принеси вина.

Планшет беспокойно бегал по комнате и поскуливал, пока Рэграс не приказал ему:

– Лежать!

Планшет улёгся на ковёр, не сводя с хозяина грустных глаз.

Слуга принёс бутылку, бокал и поставил на столик.

– Иди, – велел король хмуро. – Запри все двери и никого ко мне не впускай.

Слуга поклонился и исчез.

Рэграс начал ходить по спальне туда-сюда. Достал из шкафа миниатюрный портрет Королевы и некоторое время смотрел на её лицо. На секунду в его глазах промелькнула нежность, но тут же сменилась гневом, а потом и яростью. Он подошёл к камину и бросил миниатюру в огонь. Когда портрет сгорел, Рэграс взял бокал, налил себе вина и отпил несколько глотков. Вдруг Планшет вскочил, подпрыгнул и выбил бокал у него из рук. Рэграс выругался.

Планшет понюхал разлитое вино, лизнул и жалобно заскулил, заглядывая хозяину в глаза. Рэграс почувствовал, что на него неудержимо наваливается сон.

– Неужели яд, – выговорил он, изо всех сил пытаясь сохранить сознание. Хотел прикоснуться к перстню, но в глазах у него потемнело, и он без чувств опустился на ковёр.

Планшет потрогал хозяина лапой. Лизнул его руку, обнюхал лицо. Поднял голову и зарычал.

На стене возникли контуры двери, она открылась. В королевской спальне появился Морбед. Планшет громко залаял на него, загораживая собой короля, но Морбед задел перстень. Пёс взвизгнул, упал и затих.

Морбед взял бесчувственное тело Рэграса и унёс его в коридор.

 

Очнувшись, Рэграс в первую минуту ничего не понял. Он увидел перед собой сумрачные горы. Попробовал пошевелиться и, к своему изумлению, обнаружил, что закован по рукам и ногам в гайер.

Он стоял в небольшой пещере. Оковы были вделаны прямо в камень. Он взглянул на правую руку – на пальце не было перстня.

Перед ним появился Морбед.

– Очень рад вас видеть, дядя, – начал он светским тоном. – Простите, что отвлекаю. Но наш разговор не займёт много времени.

Рэграс мгновенно всё понял. Судорога прошла по его телу. Взгляд стал ледяным.

– Итак, – продолжал Морбед. – Я пришёл поблагодарить вас за помощь. Я хочу сказать вам спасибо – вы помогли мне всем, чем только могли! Мне даже не пришлось трудиться. Вы сами избавились от всех, кто мне мешал. Признаться, я не ожидал, что обмануть вас будет настолько легко. Самым сложным было добраться до шёлка и наложить на него заклятье. Но я не зря столько времени прожил в Мире Сет. Я изучал там тёмную магию и знаю такие заклинания, каких не знает больше никто из Гареров… Когда шёлк из врага стал моим союзником, дело пошло гораздо проще. Я узнал, как управлять гайером, узнал, где его раздобыть. Конечно, копию ключа от Мира Иваль сделать было нелегко, я долго искал этот металл. Но всё-таки нашёл. Да, дядя, я подменил ключ, когда гостил во дворце. Я забрал из вашей шкатулки подделку только сегодня, вместе с ключом от Лунного Мира. А потом подкинул настоящий ключ от Мира Иваль Гидеону. Чтобы окончательно уверить вас, что он негодяй, я пожертвовал уголком шёлка и не жалею. Спасибо вам! Вы обошлись с Гидеоном просто идеально, я сам не сумел бы лучше. Он ведь догадался почти обо всех моих планах. Если бы вы соблаговолили его выслушать, он поведал бы вам, что вас ждёт. Увы, теперь его участь будет печальна. Пока он посидит в тюрьме, а когда вы умрёте, займёт ваше место здесь. Я ведь обещал ему смерть, как и вам. Такую же смерть…

Теперь о супружеской верности. Пока я гостил во дворце, я действительно всеми силами добивался взаимности её величества. Королева не оттолкнула меня, за что я ей очень благодарен – мои долгие беседы с ней дали всему двору повод для сплетен… Впрочем, она и не подпустила меня к себе слишком близко. Как я ни старался отбить её у вас, она осталась верна вам. Мне ничего не оставалось, кроме как устроить этот смешной розыгрыш с любовной запиской… И вы разорвали связь с женой. Не она с вами, а вы с ней – осознанно, по своей воле. Я благодарю вас за это. Больше мне ничего не было нужно.

Я всю жизнь мечтал увидеть вас в этих цепях! Какое счастье! Рэграс, надменный, великий, непобедимый, стоит передо мной закованный и даже не может пошевелиться. Он без перстня, босой, в одной рубашке. Кстати, ваш перстень там, в углу пещеры, вместе с вашим колетом и сапогами. Мне он не нужен. Надеть его на палец вам уже не суждено. Увы, увы. Всё, чего я хочу – чтобы ваши мучения длились как можно дольше, – произнёс Морбед задумчиво. – Так и будет – ведь вы Гарер. Вы всегда так гордились этим, а теперь это станет для вас наказанием. Вы, с вашим здоровьем, выносливостью, жизненной силой, промучаетесь в этих оковах несколько дней. Может быть, даже неделю. Очень хорошо. Думаю, вам хватит времени вспомнить, как вы убивали моего отца. Вспомнить как следует. Наконец-то вы будете наказаны за его смерть – и за всю боль, которую причинили моей матери и мне! – глаза Морбеда загорелись яростью. – Наказаны за слёзы, которые мать пролила, когда узнала о том, что отца больше нет! Время, когда она ждала моего появления на свет, было для неё чернее ночи! Она умерла через несколько дней после того, как родила меня! Умерла только по вашей вине! Я с детства мечтал только об одном: отомстить вам. Поэтому сегодня лучший день в моей жизни!

Сейчас я заставлю эти оковы гореть. Когда от боли вы будете терять сознание, они будут гаснуть. Придёте в себя – снова загорятся, и так до тех пор, пока вы не умрёте.

Ну что ж… я пойду. Не буду вам докучать. Тем более что у меня есть шёлк, и я смогу всё время видеть вас. Я знаю, дядя, какой вы гордый, – Морбед улыбнулся. – Это хорошо. Это прекрасно! Вы не станете показывать, как вам больно. Из-за этого вам будет вдвое тяжелее – ведь вы не будете знать, когда я смотрю на вас, а когда – нет. Обещаю, что буду подолгу смотреть на вас! Никакое зрелище не может доставить мне больше радости, чем это! Я буду наслаждаться. А вы даже не надейтесь на спасение. Королева в Лунном Мире, он закрыт, ключ у меня, а без перстня вас никто не услышит… Ну что, до встречи, дорогой дядя. Мы с вами ещё встретимся. Когда вы будете умирать, я ни на секунду не отойду от вас.

Морбед хотел прикоснуться к перстню, но тут же остановился и добавил:

– Ах, простите. Я невежлив. Говорю, говорю, а вам не даю и слова вставить… Может, вы тоже хотите что-нибудь мне сказать?

– Это удар в спину. Ты такой же подлый, как твой отец, – ответил Рэграс. – Тебя ждёт такая же позорная смерть.

– Пусть! Я согласен на любую смерть! Я сделал то, что хотел – отомстил вам! – выкрикнул Морбед срывающимся голосом и прикоснулся к перстню.

Оковы вспыхнули. Рэграс почувствовал страшную боль, но на его лице не дрогнул ни один мускул.

– Больно? – участливо поинтересовался Морбед, заглядывая Рэграсу в лицо. – Да. Я вижу, что больно. Вот и хорошо. До свидания, дядя, – повторил он и удалился. За поворотом скрипнула и закрылась дверь. Всё стихло.

Рэграс в ярости сжал кулаки и рванулся что было сил – но оковы даже не подумали отпустить его. Они ответили ослепительной вспышкой. Рэграс стиснул зубы.

Прошла долгая ночь. Над горами медленно поднималось солнце. Рэграса измучила нечеловеческая боль, но он не думал о ней. Перед его глазами стояли Королева, сын и Гидеон.

 

Читать дальше »

 

vinietka