РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 10. Дым и огонь

Гидеон стоял у открытого окна в своих покоях, хмуро наблюдая, как тёплый ветерок пробегает по воде дворцового пруда, когда к нему вошёл Аксиант. Гидеон бросился к нему.

– Отец! Как хорошо, что вы приехали, отец!

– Общение с дядей явно идёт тебе на пользу. Раньше ты не проявлял такой радости при моём появлении.

– Отец, сейчас многое изменилось. Я действительно очень рад вас видеть!

– И я рад! Я соскучился.

– А где вы были столько времени? Почему не говорили мне, где вы? Вы очень нужны мне! Я должен многое вам рассказать, это очень важно! Даже того, что я знаю, достаточно, чтобы принять все меры предосторожности! Я постоянно предупреждал дядю, но на него словно какое-то затмение нашло! Он ничего не хочет слушать! В конце концов, мне от него же и влетело!!

Аксиант жестом прервал его.

– Расскажи мне всё, только спокойно и по порядку.

Они сели в кресла, обитые серо-синим шёлком, и Гидеон поведал отцу обо всех зимних событиях – о приезде Морбеда, о разговорах с ним, о своём странном сне, о реакции на него Рэграса и Лунной Королевы.

– Поймите, отец, нельзя это так оставлять! Это очень важно! Вы-то, надеюсь, верите мне? Как я устал от того, что мне никто не верит! Дядя, видимо, считает меня маленьким мальчиком. Он просто смеётся надо мной! На людях он благосклонен ко мне, но я постоянно чувствую его недоверие и насмешку. Он не спускает мне ни малейшего промаха!

– Ты слишком чувствительный, мой мальчик. Я могу поговорить с Рэграсом… Ты знаешь, я решил перебраться в Мир Дня.

– Опять будете жить здесь? А как же Эстуар?

– У меня много причин остаться здесь, а после твоего рассказа их стало больше, – задумчиво произнёс Аксиант, поглаживая бородку. – Мне это всё очень не нравится. Разумеется, Гидеон, я тебе верю. Так… что же делать… Прежде всего нужно узнать, куда уехал Морбед. Плохо, что ты поссорился с ним.

– Плохо?! Я жалею, что не убил его на месте!

– Морбед имеет обыкновение сдерживать свои обещания.

– Я и сам чувствую, что я в опасности. Но что мне было делать?! Ведь я же прав!!

– Прав. Это тебя и защищает…

– Как вам кажется, Морбед действительно что-то сделал с шёлком?

– Не знаю. Это всё очень странно.

Вечером во дворце был бал. Аксиант подошёл приветствовать Рэграса и Лунную Королеву. Королева тепло улыбнулась ему, а на лице Рэграса промелькнула неприязнь.

– Что тебе здесь нужно, Аксиант?

– Я перебираюсь в Мир Дня.

– Вот как? А кто тебя сюда звал?

Аксиант усмехнулся.

– Ты гостеприимен как никогда.

Повисла пауза.

– Как поживает Елена? – наконец спросила Лунная Королева.

– Прекрасно, благодарю, – отозвался Аксиант. – А как Дэрис? Я слышал, что он растёт не по дням, а по часам.

– У Дэриса всё хорошо, – Королева улыбнулась. – Думаю, вы с ним подружитесь.

– У короля не может быть друзей, – заметил Рэграс.

– Без друзей человек беззащитен, – возразил Аксиант.

– Или полностью защищён, потому что его некому предать.

– Рэграс, мне нужно поговорить с тобой.

Рэграс пожал плечами.

– Надеюсь, не прямо сейчас? Приходи завтра. Хотя о чём мне с тобой разговаривать?

– Почему ты так холоден с ним? – спросила Королева, когда Аксиант отошёл.

– Потому что он везде суёт свой нос! Это ведь он поехал к Фиду и попросил его заступиться за Эдвина!

– Я считаю, что он прав. Мне тоже было жаль Эдвина. Он…

Серо-зелёные глаза Рэграса наполнились гневом, ноздри тонкого носа чуть вздрогнули.

– Он спас нас по недоразумению. А шёл против моей власти – сознательно. Единственная благодарность, которой он заслуживает за свои дела – это публичная казнь.

– Рэграс! Пожалуйста, не говори так! – Королева тронула его за руку. – Я знаю, что на самом деле ты вовсе не жесток!

Он ничего не ответил. Королева отвернулась и устремила взгляд в синее небо, видневшееся между нарядных оконных портьер. Остаток вечера она была расстроена и задумчива, Рэграс – холоден и мрачен. А музыканты играли, придворные танцевали и, как всегда, восхищались красотой Королевы и льстили королю.

Гидеон закончил очередной танец и поцеловал руку партнёрше, молоденькой фрейлине, взволнованной и счастливой от внимания принца, хотя он почти не смотрел на неё и забыл её имя сразу же после окончания танца.

Музыка и гул разговоров утомили его, у него разболелась голова. Он решил сегодня уйти пораньше и стал искать глазами отца. Его взгляд скользнул по нарядным платьям собравшихся, по лицам с характерным для дворцовых торжеств настороженно-льстивым выражением и напряжёнными полуулыбками, по ярким огонькам свечей, по роскошному убранству зала…

Время как будто замедлилось. Гидеон ощутил растущую тревогу. Он ещё раз обвёл глазами присутствующих и вдруг заметил Морбеда, который с усмешкой смотрел на него. Морбед медленно поднял руку, прикоснулся к перстню. Гидеона ослепила бело-зелёная вспышка, его тело пронзила острейшая боль, и он потерял сознание.

Словно сквозь сон он услышал голос отца и открыл глаза. Над ним склонились придворные.

– Обморок? Откройте окно!

– Скорее позовите лекаря!

– Всё в порядке, – произнёс Гидеон. – Ничего страшного.

Он встал и поправил волосы.

– Что случилось? – встревожился Аксиант.

– Не сейчас, папа, – тихо ответил Гидеон, не сводя с отца глаз.

– Думаю, что тебе следует отдохнуть, милый, – раздался голос Королевы. – Должно быть, здесь душно. Ступай к себе. Ты так побледнел…

– Да, иди, Гидеон, – кивнул Рэграс.

– Благодарю вас, ваше величество, – ответил Гидеон, поклонился, поцеловал руку Королеве и направился к выходу.

– Я, пожалуй, тоже откланяюсь, – сказал Аксиант и вышел следом.

Оказавшись у себя в покоях, Гидеон приказал Шардену приготовить постель. Слуга проворно принялся за дело, а Гидеон расстегнул и сбросил колет и в изнеможении опустился в кресло. Вошёл Аксиант.

– Как ты себя чувствуешь? Что произошло?

– Иди, Шарден, – велел Гидеон, а когда слуга ушёл и закрыл дверь, произнёс:

– Морбед, – и рассказал о своём видении.

– Говоришь, ты видел зеленоватую вспышку, и тебе было больно?

– Нестерпимо больно! Это страшная боль, отец! Я… я даже представить не мог, что на свете существует такая боль!! Она до сих пор не совсем исчезла… – Гидеон поморщился.

Он всё ещё был бледен. Аксиант посмотрел на него и сдвинул брови.

– Думаю, ты и сам догадываешься, что это такое.

– Гайер?

– Да.

– Но что всё это значит? Почему я видел Морбеда здесь? Ведь он уехал! И при чём тут гайер?!!

Аксиант положил руку на перстень и прислушался.

– Морбеда здесь нет, он где-то на юге. А гайер… Странно. Ты чётко видел Морбеда?

Гидеон задумался.

– Да, но… в то же время нет… не так, как вас сейчас. Когда я увидел его, фигуры всех остальных словно поблёкли.

– Хм.

– Отец, что происходит?!!

– Успокойся. Сейчас с тобой всё в порядке?

– Да, почти…

– Создай себе защиту. Немедленно.

– Но ведь она требует сил! Завтра я буду разбитым и уставшим с самого утра!

– Зато ты будешь цел. Ну, давай.

– Да, наверное, вы правы.

Гидеон прикоснулся к перстню и произнёс защищающее заклинание.

– Уф… у меня кружится голова…

– Перестань ныть, – одёрнул его Аксиант. – Пока ничего страшного с тобой не случилось.

– «Пока»?! Вот это да! Спасибо, вы меня ободрили…

Вошёл Шарден с подносом, на котором стоял серебряный бокал, наполненный душистым тёмным напитком.

– Ваше высочество! Её величество прислали вам это с просьбой немедленно принять и с пожеланием скорейшего выздоровления.

– Напиток Королевы? Отлично. Выпей и спи, – велел Аксиант. – Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, отец…

Аксиант приказал Шардену запереть двери и вышел.

Он пришёл к Рэграсу в покои, когда тот уже собирался спать. Увидев Аксианта, король раздражённым жестом отослал слуг. Они исчезли.

– Как Гидеон?

– Всё в порядке. Если не считать того, что на него напал Морбед!

Рэграс начал расстёгивать мелкие пуговицы своего колета.

– С тех пор, как Гидеон поссорился с Морбедом, Морбед ему везде мерещится. Это просто нервы. Плюс обычная трусость.

– Да открой же наконец глаза! Гидеон никогда не отличался хладнокровием. Но и поводов считать, что у него не в порядке с головой, тоже не давал! Сегодня он потерял сознание, потому что Морбед на нём учился пользоваться гайером!

– Что за бред, Аксиант?! Гайер мой! Уж поверь. Может, хочешь лично убедиться?

– Я не сомневаюсь в этом! Но ты прекрасно знаешь, что в принципе Морбед способен им повелевать!

– На это способен любой Гарер. Даже Гидеон. Но одной способности мало. Гайер, как верный пёс, не слушается никого, кроме своего единственного хозяина. Так что пусть Морбед мечтает сколько угодно. Гайера ему не видать как своих ушей. А если Гидеон такой чувствительный, что падает в обморок от чужих мыслей, пусть защищается. Это же элементарно.

– Он только что при мне поставил «серебряный щит».

– К чему такие предосторожности? Хватило бы и обычной защиты… впрочем, Гидеону обычной вряд ли хватит. Хорошо. Что ещё?

– Рэграс, я тебе не прислуга, чтобы так со мной разговаривать!

– Чего ты ещё хочешь?

– Ты до сих пор не веришь, что Морбед всерьёз намерен отомстить тебе?

– Я не исключаю, что он мечтает о мести – он сын своего отца. Но его мечты меня не интересуют. Знаешь, сколько при дворе таких мечтателей? Меня интересуют только факты. Пока Морбед был здесь, он не делал ничего предосудительного. Да, с Гидеоном они не сошлись, но Гидеон кого угодно выведет из терпения! Если уж кого и подозревать в измене, так его, а не Морбеда.

– Рэграс, ты в своём уме?

– Гидеон постоянно лжёт! Не веришь? Идём.

Он надел колет, привёл Аксианта в кабинет, достал шёлк и показал ему зимние события. Аксиант с досадой покачал головой.

– Ну и что. Я всё это знаю от Гидеона, он ничего от меня не скрыл. Ты просто его не понимаешь! Он…

– … капризный, избалованный, бесхарактерный мальчишка.

– Гидеон хочет, чтобы ты отпустил его ко мне. Да, его пребывание здесь было своего рода наказанием, но…

– Пусть едет на все четыре стороны. Я его больше не держу. Он окончательно разочаровал меня.

– Отлично. Завтра я поговорю с ним.

– Я сам с ним поговорю.

Аксиант подошёл к шёлку.

– Ты проверял его после отъезда Морбеда?

– Конечно. Ничего.

– Я бы всё равно показал его Фиду.

– Хватит, Аксиант! Я не стану беспокоить Фида из-за того, что у Гидеона расстроены нервы. С шёлком всё в порядке, – произнёс он раздельно. – Всё в порядке. Его никто не трогал.

– Я хочу сам посмотреть. Можно?

– Нет.

– Тогда дай мне ключ, я разыщу Морбеда и поговорю с ним.

– Если тебе нужен ключ, возьми у Аиты. Я не буду тебе помогать! История с Эдвином стала последней каплей. Ты защищаешь Мир Неба – значит, ты против меня.

– Между прочим, Эдвин не держит на тебя ни малейшего зла! Напротив, он просил предупредить тебя об опасности. Ему приснилось, что…

– Приснилось?! И он туда же?!! Довольно, с меня хватит. Чтобы я больше не слышал ни о каких снах, предчувствиях, предсказаниях, видениях и прочей галиматье! И про Эдвина слышать не хочу! Пусть благодарит судьбу, что жив. Ты добился своего: я дал слово Фиду, что не трону его. И я его не трону! Но с тобой больше никаких дел иметь не желаю.

– Рэграс, когда ты научишься видеть дальше собственного носа?! Я же пытаюсь помочь тебе!

– Если хочешь мне помочь, избавь Мир Дня от своего присутствия.

– Даже не подумаю.

– Тогда разбирайся сам! Поезжай куда хочешь, узнавай что хочешь, разговаривай с кем хочешь. Только знай, что ни ключей, ни шёлка, ни моей помощи ты не получишь!

 

За окнами дворца сияло утреннее солнце. Гидеон вошёл в кабинет короля и поклонился, стараясь не выдать своего волнения.

– Ваше величество, вы звали меня. Я к вашим услугам.

– Ты хочешь уехать отсюда? Тебе не нравится при дворе?

– Ваше величество, дядя… Я счастлив находиться здесь! Но я чувствую, что вы недовольны мной. Мои суждения кажутся вам смешными, мои опасения и предупреждения – глупыми и трусливыми… Такое отношение меня глубоко ранит. Если вы действительно столь невысокого мнения обо мне, я прошу вас отпустить меня. Находиться рядом с вами и каждый день ощущать на себе вашу неприязнь – для меня пытка.

– Я хотел посмотреть, на что ты способен, чего ты стоишь. Теперь мне всё ясно. Больше я тебя не задерживаю.

– А всё-таки, какова ваша воля, дядя? Как бы вы хотели, чтобы я поступил? Остался или уехал?

Гидеон нервно теребил кружевные манжеты своей рубашки. Рэграс заметил его волнение и бросил:

– Мне всё равно.

– А как бы поступили вы на моём месте?

– Остался.

– Почему, ваше величество?

– Потому что уехать значит признать, что ты соответствуешь оценке, которая тебя так обижает.

– Или сказать, что требовать доказательств любви и преданности значит унижать! – выпалил Гидеон в сердцах. – Простите мою дерзость, ваше величество. Я просто честен с вами. Я никогда не лицемерил и не льстил!

– Честен? Ты?.. Запомни, Гидеон: унизить можно только того, кто низок. А человека достойного унизить нельзя. Предупредишь меня об отъезде.

– Вы настолько уверены, что я уеду, дядя?

Рэграс усмехнулся.

– Ты же так давно мечтаешь об этом.

– Я подумаю, ваше величество…

 

Покои Королевы находились в самой тихой части дворца. Она пригласила Аксианта в просторную светлую комнату с окнами в густую зелень парка. Аксиант поцеловал Королеве руку.

– Ты прекрасна. Тебе так идёт этот жемчужный цвет.

– Я очень рада, что ты пришёл! Прости холодный приём, который тебе оказал Рэграс. Он зол на тебя, несмотря на то, что я не раз просила его умерить гнев и гордость… Ты поступаешь правильно.

– Только Рэграс не хочет это признать. Но ничего, я всё равно помогу ему.

– Поможешь? О чём ты?

– Боюсь, Морбед что-то затеял.

– Морбед молод и запальчив, но не опасен.

– Почему ты так думаешь?

– Пока он был здесь, я не раз говорила с ним. У меня не создалось впечатления, что он собирается мстить. Он ищет самого себя.

Аксиант сел в кресло напротив Королевы и посмотрел ей в глаза.

– Скажи мне, только скажи правду: как тебе удалось вернуть Рэграсу власть над гайером?

Королева смутилась.

– От твоей искренности зависит его жизнь.

– Неужели всё настолько серьёзно? Аксиант?

– Ты должна рассказать мне всю правду! Всё без утайки!

Королева долго молчала, наконец решилась и начала:

– Рэграс так страдал, когда потерял власть над гайером… Я чувствовала, что его раздирала нестерпимая боль! Это было ужасно. Я решила во что бы то ни стало ему помочь.

– Но ведь вернуть гайер можно только очень дорогой ценой.

– Да, да. Я заплатила её. И уверена, что ни я, ни Рэграс ничего не потеряли. То, чем мы рисковали ради гайера, всегда останется с нами – зато гайер теперь вновь слушается Рэграса!

– Что это за цена?

– Любовь. Наша с Рэграсом любовь.

– Что?!

– Да, Аксиант. Я не нашла иного способа спасти положение.

– Что ты наделала… Ты понимаешь, насколько это опасно?! А Рэграс об этом знает?

– Знает. Я сказала ему. Но почему опасно? Не смотри на меня так, мне страшно! Это вовсе не опасно, Аксиант! Рэграс любит меня – и я люблю его! Ни мне, ни ему даже в голову не придёт изменять. Мы счастливы вместе!

– Ты… пойми же! Дело не в вас!

– А в чём?

– Даже в самых дальних Мирах знают, как Рэграс ревнив! Как ты можешь быть уверена, что однажды не станешь жертвой клеветы?!

– Да, в Мире Дня процветает зависть! – горячо ответила Королева. – Но никому не удастся разрушить нашу любовь! Да, все до единой придворные дамы мечтают стать фаворитками короля, но завоевать его сердце обычной женщине не под силу! У меня нет соперниц. Нет и быть не может! А Рэграс… я не боюсь его гнева. Я умею гасить его.

Аксиант покачал головой. Королева спросила:

– А почему ты подозреваешь Морбеда? Рэграс наблюдал за ним, не раз смотрел шёлк, и я не раз с ним беседовала. Мы не заметили ничего подозрительного!

Аксиант вздохнул.

– Гидеону приснился сон про шёлк.

– Это был всего лишь сон…

– А если это знак?

– Знак? Но как можно заставить шёлк лгать? Я не верю.

– Просто всё остальное сходится. В кабинет Рэграса действительно ведёт потайной ход через зеркало.

– Ну и что. Я знаю об этом, и Гидеон тоже знает.

– Я не придал бы всему этому значения, если бы Морбед вчера не напал на Гидеона.

– Напал?! Как? Ведь он уехал!

Аксиант рассказал, что произошло на балу. Королева покачала головой.

– Гидеон такой впечатлительный… Может, Морбед вовсе и не думал про него. Просто они с Гидеоном поссорились, и Гидеон очень обиделся. Он до сих пор не может забыть ссору. Думаю, всё дело в этом.

– Хорошо, если так…

Аксиант попрощался с Королевой и направился к сыну. Гидеон ждал его.

– Отец! Что мне делать? Дядя отпускает меня, но не настаивает на отъезде. Решение за мной. Мне оставаться тут или ехать домой?

– Я уеду завтра же, Гидеон. А ты пока оставайся тут. Наблюдай, смотри, слушай. Если что – действуй по обстоятельствам.

– Куда вы поедете?

– К Фригитте.

 

На следующее утро Аксиант уехал. День был прохладный, дул порывистый ветер. Гидеон хотел прогуляться верхом за город, но передумал, не желая попасть под дождь. Достал недочитанную книгу и погрузился в чтение.

Вошёл Шарден.

– Ваше высочество, вам письмо.

Шарден отдал ему конверт и вышел. Гидеон удивился, почему на конверте нет обратного адреса. Распечатал его и прочитал:

 

«Здравствуй, Гидеон. Рад приветствовать тебя. Предполагаю, что у тебя всё хорошо – насколько всё может быть хорошо у человека, приговорённого к казни… Как тебе понравилась репетиция с гайером? Ждать премьеры осталось не так уж и долго. Тебя ждёт такая же смерть, как твоего дядю. Потерпи ещё чуть-чуть. Твой любящий брат Морбед».

 

Гидеон выругался и прошептал:

– Отец уехал… Надо немедленно показать это письмо дяде!

Вдруг оно вспыхнуло у него в руках. Через несколько секунд от него осталась лишь горсточка пепла.

Но Гидеон решительно направился к Рэграсу. Тот был в своём кабинете, что-то искал в книжном шкафу.

– Аксиант уехал?

– Да, ваше величество.

– А ты?

– Я пока останусь, если вы не возражаете. Я только что получил письмо от Морбеда! Он снова угрожал мне!

– И где же это письмо?

– Оно сгорело у меня в руках!

– Вот как?

– Прошу вас, достаньте шёлк, и вы увидите, что он мне написал! Дядя, прошу вас!

Рэграс холодно взглянул на него и достал шёлк.

Туман рассеялся, и Гидеон увидел, как Шарден входит к нему с письмом, как он распечатывает конверт… только в тексте послания значилось:

 

«Здравствуй, Гидеон. Рад приветствовать тебя. Прошу у тебя прощения за резкость, с которой говорил с тобой в тот вечер перед отъездом из дворца. Я не раз обдумал свои слова и пришёл к выводу, что напрасно тебя обидел. Передаю сердечный привет их величествам. Твой любящий брат Морбед».

 

После этого Гидеон увидел себя сжигающим письмо в камине.

Шёлк заполнился туманом и погас.

– И чем же ты недоволен?

– Дядя… в этом письме были совсем другие слова, и оно само сгорело у меня в руках! Шёлк лжёт!

Рэграс устало посмотрел на него.

– Гидеон, мне это надоело.

– Ваше величество, ну поставьте себя на моё место: если я сам сжёг письмо, зачем мне нужно было идти к вам и просить вас посмотреть шёлк?!

– Чтобы убедить меня, что шёлк лжёт, и тем самым доказать, что ты не лгал мне, когда рассказывал о Морбеде всякие небылицы. Всё, довольно. Больше я такого не потерплю.

– Но дядя…

– Выйди вон!

– Дядя, вы совершаете страшную ошибку! Дыма без огня не бывает!

– Вот именно. Выйди вон и не показывайся мне на глаза, если хочешь остаться Гарером!

 

Читать дальше »

 

vinietka