РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 9. Бой

За окнами серело пасмурное небо. Гидеон сидел в пустом библиотечном зале и листал томик стихов. После вчерашней встречи с дядей его настроение было хуже некуда. Рэграс уехал из Вароса сразу же, как только освободил Диаманту, а с Гидеоном даже не поговорил. И ещё при всех упрекнул его в том, что он не уследил за ключом… Гидеон был очень раздосадован и обижен, потому что сам считал, что отец поступает неправильно, утаивая от Рэграса ключ. Но, раз отец велел ему приехать в Варос, Гидеону не оставалось ничего, кроме как занять позицию наблюдателя. Он не хотел вмешиваться в это дело – и, как назло, в глазах дяди именно он оказался виноват в том, что ключ от Лунного Мира едва не пропал в Сером Городе.

В библиотеку вошли Эдвин и Диаманта. Увидев их, Гидеон вконец разозлился.

– В этом идиотском замке, видимо, не существует места, где можно побыть одному! Что вам нужно? Я занят!

Эдвин показал ему письмо Дамира, которое Диаманта нашла в Сером Мире, и коротко рассказал о своих родителях. Гидеон пожал плечами.

– Ну и что? Чего вы от меня хотите? Всё про Серый Мир знает только дядя, у него и надо было спросить вчера!

– Вчера не получилось. Простите, ваше высочество, – ответил Эдвин. – Я думал, вы тоже знаете…

Он повернулся, чтобы уйти, но Гидеона задел его разочарованный тон и возмутила мысль, что теперь этот актёр будет думать, будто ему ничего не известно. Он немедленно сменил гнев на милость.

– Подожди-ка… Когда, говоришь, пропали твои родители?

– Восемнадцать лет назад.

– Хм, а ведь это было тогда же.

– Что «это»?

– Тогда из Серого Мира убежали шестьдесят пять человек. Это случай небывалый. Такое было всего однажды. Дядя рассказывал.

– Но как убежали? – удивилась Диаманта.

– У них был ключ. У дяди исчез один из ключей, замысловатыми путями попал к какому-то рабу, кажется, бывшему офицеру… Он ещё, к тому же, ухитрился вспомнить себя. Подробностей не знаю. Дядя поймал часть сбежавших и казнил, ключ вернул. Но тридцать пять человек так и не нашёл. Непонятно, как они умудрились спрятаться.

– А когда это было точно, ваше высочество? Не помните? – спросил Эдвин.

– Так… Дядя ведь говорил… Ну да, в тот же год, когда твои родители исчезли. В начале зимы.

– Но как мой отец мог попасть в Серый Мир?!

– Перед возвращением дядя приказал отремонтировать и увеличить свой замок. Из Серого Мира возили всё необходимое. Камень, из которого выстроен дядин замок, добывают в Чёрном Городе. Скорее всего, твой отец случайно оказался рядом с дверью, когда она была открыта, и его отправили в Серый Мир за излишнее любопытство. А мать могла попасть туда следом за ним.

Эдвин нахмурился и замолчал. Диаманта попросила:

– А вы можете узнать у дяди при случае? Это очень важно!

– Я вам не посыльный! – оскорбился Гидеон. – Узнавайте сами! А сейчас идите, не мешайте мне.

Они вышли из библиотеки и остановились у окна в пустом коридоре. Эдвин посмотрел на серое зимнее небо.

– Боюсь, Гидеон прав. Чтобы узнать, что случилось с родителями, придётся обращаться к Рэграсу… Хотя после вчерашнего мне даже видеть его не хочется. Зачем он заставил тебя коснуться перстня?! Это же нестерпимая боль!

– А тебя? Мне показалось, тебе было больнее! И перстень вспыхнул ярче!

– Странно. И странно, что он не забрал ключ.

Диаманта вздохнула.

– Всё к лучшему. Мы наверняка увидим его ещё – попробуем с ним поговорить. Или узнаем через Аксианта, когда он вернётся. Вдруг твои родители всё-таки живы?

 

Вскоре случилось событие, которого все и ждали, и опасались. Когда-то Варос был военной крепостью и позволял контролировать реку и большой участок леса на подступах к Тарине, поэтому своим расположением привлекал не только Рэграса, но и короля. Однажды в ясный морозный полдень за воротами послышался звук рога. Ворота открыли, и в замок въехал офицер, рыжеволосый, подтянутый, строгий. Его проводили к дяде Риду.

– Капитан королевской гвардии Тардан. По приказу короля в замке Варос будет размещён отряд гвардейцев. Армия Рэграса движется сюда. Разведка докладывает, что большой отряд намеревается захватить Варос. Мы не можем отдать его врагу! Вы должны оказывать нам всяческое содействие.

Гвардейцы разместились в западном крыле. По приказу Тардана на стены поднялись караульные с тяжёлыми луками, по лесу рассредоточились разведчики. Потайной ход из башни закрыли, а мост, давным-давно стоявший опущенным, подняли.

За ужином дядя Рид сказал Гидеону:

– Ваше высочество, наверное, нужно сообщить вашему дяде, как всё обернулось? Я же не мог сказать гвардейцам, что обещал ему помочь!

– Надеюсь, обо мне вы гвардейцам ничего не сказали?

– Разумеется, нет, ваше высочество!

– Больше от вас ничего и не требуется. Если кто-нибудь, – он обвёл взглядом сидящих за столом, – сообщит гвардейцам обо мне, пусть пеняет на себя.

– Но как же теперь ваш дядя…

– Дядя всё знает, – устало прервал Гидеон. – Через несколько дней этот замок будет взят.

– Но Варос всегда славился неприступностью.

– Я знаю, чем он славился. Сидя тут, я детально изучил его историю. Эти олухи гвардейцы действительно не смогли бы его взять. А дядины солдаты возьмут его за несколько часов. Увидите сами.

 

Узнав, что в замке актёры, гвардейцы потребовали дать спектакль. На следующий день для них устроили представление. После него Эдвин с Диамантой поднялись на галерею.

– Надо же, – заметила Диаманта. – Только сейчас я осознала, что этот замок – военная крепость. Солдаты чувствуют себя тут как дома, здесь всё приспособлено для защиты. А мы с Мариеном тут играли в детстве. Нам казалось, что это идеальное место для игр…

К ним подошла Зерина.

– Аланду не видели? Нигде не могу её найти.

– Только что видели с каким-то офицером, – ответил Эдвин.

– А, понятно, – кивнула Зерина. – Опять с ним. Аланда влюблена по уши. Как же его зовут-то… не помню. Красавец такой! Они вчера как увидели друг друга – пропали оба. А ещё говорят, что любви с первого взгляда не бывает.

 

День сменяет ночь и ночь сменяет день; когда уходит солнце, небо открывает звёзды. Время строит и время разрушает, и всё в Мире Дня подчинено его движению, ибо время ведёт нас по Дороге, и благодаря ему с Дороги невозможно сбиться. Можно устоять против течения бурной реки, но никому не дано устоять против течения реки времени. Всё подвластно ему, ничто не остаётся неизменным в Мире Дня. Зима и лето сменяют друг друга; снега тают под лучами солнца, но с приходом холодов снова покрывают землю. Молодость переходит в зрелость, зрелость – в старость. Радость и боль следуют друг за другом, как смех и слёзы, как работа и отдых. Войны начинаются и заканчиваются, потому что самый большой огонь гаснет, самая чёрная ненависть иссякает, и ночь, пройдя долгий час темноты, всегда уступает утру. В этом твоя сила, странник, в этом ты можешь найти ответы на любые вопросы, тревожащие тебя. Время и подвластный ему Мир говорят тебе, умеющему сомневаться, но не умеющему надеяться, что Свет, который ты боишься потерять, неуязвим, как и Мир Неба, к которому ты стремишься. Время учит тебя искусству надежды, которое зовётся терпением, чтобы ты достиг цели своей Дороги и познал её, и понял, что всё, что внушало тебе страх и казалось твоим глазам суровым, как горы, и непреодолимым, как бездны, на самом деле не больше, чем сон, не твёрже, чем туман, ибо это всего лишь плывущие над Дорогой облака.

 

Несколько дней прошли без примечательных событий. Потом, холодным серым утром, гвардейцы привели в замок офицера из армии Рэграса, которого схватили в лесу. Тардан поднялся в гостиную и спросил у дяди Рида:

– В Варосе есть камера для допросов? Этот шпион молчит.

– Конечно, нет. Была когда-то, но там давно хранилище музея.

– Тогда нам нужна подходящая комната в подвале.

– Пойдёмте, – хмуро ответил дядя Рид.

Диаманта растерянно посмотрела им вслед:

– В голове не укладывается… Это же наш замок, наш дом!

– Это королевский замок, – покачал головой Эдвин.

Через некоторое время дядя Рид вернулся.

– Я отвёл их в подвал западного крыла, подальше отсюда. А вы будьте здесь. Нечего вам там делать.

На этих словах Гидеон вошёл в гостиную.

– Гвардейцы поймали и только что увели на допрос офицера из армии вашего дяди, – сказал ему дядя Рид.

– Вот как? – холодно ответил Гидеон и задумался. – Они очень скоро об этом пожалеют. Послушайте меня вы все. Когда начнётся штурм замка, от вас потребуется только не мешаться под ногами. Но если дядиным солдатам понадобится помощь, вы должны будете сделать всё, чтобы им помочь!

– Я не стану вмешиваться, – возразил дядя Рид. – Единственное, чего я хочу – чтобы в этой битве пострадало как можно меньше людей.

– Вы будете делать всё, что я прикажу! – отрезал Гидеон. – Иначе вам не поздоровится. Это касается всех.

Когда солнце уже садилось, к ним поднялся капитан Тардан и сказал:

– Этот подлец пока молчит. Но мы всё равно вытащим из него всё. Судя по всему, нападения надо ждать сегодня. Пусть все невоенные, кто есть в замке, прямо сейчас соберутся в этой башне и остаются тут – это самое безопасное место.

Гидеон был здесь же, вместе со всеми, и отреагировал на эти слова совершенно спокойно – даже не оторвался от книги, которую читал.

Потянулись томительные часы ожидания. Медленно наступила ночь. Все сидели в гостиной, с тревогой прислушиваясь к каждому звуку.

Около полуночи зазвучал рог, потом ещё один. Во дворе замелькали факелы. Раздался голос Тардана: «Всем лучникам подняться на южную стену!».

Тут со двора послышались шаги и шум. Близнецы, Диаманта и Эдвин кинулись к окнам и увидели, что из главной башни во двор выбегают солдаты Рэграса.

– Они как-то открыли подземный ход, – сказала Диаманта, бледнея. – Их очень много!

– Подземный ход?! – дядя Рид тоже выглянул в окно и непонимающе посмотрел на остальных. – Но ведь он закрыт!

– Был закрыт, – уточнил Гидеон.

– Но ведь он был засыпан. Как же…

– Надеюсь, вы не хотите, чтобы я раскрыл вам секреты нашей фамильной магии?

– Теперь будет бойня! – вымолвил Эдвин.

– Бойня будет в любом случае. Зато теперь замок останется цел.

Эдвин ошеломлённо посмотрел на него.

– Ваше высочество, вы же… Вы же отняли у солдат короля последний шанс выжить!

– Что я отнял?!

– Это… Мало того, что это жестоко… Я не понимаю, за что вы их убили! Они ведь не враги нам, они просто выполняют свой долг! Когда ваш дядя станет королём, они будут служить ему!

– За что я их убил?! Да хотя бы за дядиного офицера, которого они пытали весь день! – Гидеон перешёл на крик. – Может, мне ещё отчитаться перед тобой, что я и почему делаю?! Кто ты такой?! Кто дал тебе право оценивать мои поступки?!! Твоё дело – подчиняться и не рассуждать! Тоже мне, миротворец выискался! Гвардейцы обречены, я предупреждал. Они будут служить дяде… что за вздор! Дядя же сказал – всех, кто не перейдёт на его сторону, ждёт Серый Мир! Эти олухи отказались перейти на его сторону – пусть теперь платят за свой выбор! Лёгкая смерть в бою – это удача для них! Их всех надо заковать в кандалы и отправить в Чёрный Город! Если тебя так заботит их судьба, радуйся, что они умрут легко и быстро!

Эдвин хотел ответить, но Дин отвёл его в сторону.

– Перестань! Сейчас уже ничего не изменишь. Ты его не переубедишь! А врага себе наживёшь!

– Он не враг мне. Он просто не понимает. Потом поймёт…

Схватка была жестокой. Лучники на стенах не знали, в кого стрелять – то ли в тех, кто во дворе, то ли в тех, кто за стенами на острове.

Когда Диаманта читала книги про войны прошлых лет и пыталась представить себе вооружённые стычки, ей казалось, что главный звук, который их сопровождает, – это звон мечей. А в жизни всё оказалось совсем иначе. Мечи и в самом деле звенели, но звуки боя вместе напоминали скорее рёв, в который сливались брань, проклятия, крики ярости, крики боли и лязг оружия. Солдат Рэграса становилось всё больше, они продолжали выбегать из башни.

В воздухе запахло дымом.

– Что это?! – воскликнула Зерина.

Дядя Рид выбежал из гостиной и тут же вернулся:

– Быстрей отсюда, башня горит!

– Только этого не хватало! – Харт выругался.

– Где горит? – быстро спросил Гидеон.

– Непонятно. Весь коридор в дыму.

Началась полная неразбериха.

– Прекратите панику! – рассердился Гидеон. – Идите за мной!

Все ушли, в гостиной остался только дядя Рид. Увидев это, Диаманта и Эдвин тоже задержались.

– Скорее, дядя!

– Надо забрать отсюда кое-что! Эдвин, уведи Диаманту! Держитесь вместе, я следом!

Эдвин выглянул на лестницу.

– В нижний коридор, скорей!

Они бегом преодолели лестницу и несколько задымлённых коридоров и перешли в южное крыло.

– Давай передохнём, – сказал Эдвин и остановился, чтобы отдышаться. – И…

Тут в коридор выбежали гвардейцы, а за ними – солдаты Рэграса. Вдруг один из гвардейцев, молодой, светловолосый, выскочил из боковой двери в двух шагах от Диаманты и тут же как-то странно обмяк и упал. Солдат Рэграса вытащил из его тела окровавленный меч.

Диаманте стало плохо, у неё подкосились ноги. Эдвин подхватил её, отнёс в сторону и похлопал по щеке. Она открыла глаза.

– Сделай глубокий вдох. Ну что, легче?

– Да…

– Тут нельзя оставаться, пойдём! Сможешь идти?

– Да, – она выпрямилась. – А где остальные? Где дядя?

– Не знаю… Осторожно, не оступись! Поднимемся на стену, оттуда хотя бы видно, что происходит.

Они добрались до лестницы и наконец оказались на южной стене, которая возвышалась над рекой. Тускло мерцали звёзды. Ночь была холодной, безветренной. В этой части стены они были в безопасности от выстрелов – бойницы начинались поодаль. Около одной из них стоял королевский лучник и целился.

На восточной стене показался Гидеон и крикнул:

– Пожар потушили! Можно возвращаться!

Но вернуться было уже нельзя – сейчас битва шла не только во дворе, но и, казалось, во всех закоулках замка. Солдаты Рэграса оттеснили гвардейцев от ворот, подняли решётку и опустили мост, по которому немедленно пришло подкрепление.

Диаманта взглянула во двор, тут же отвернулась и отошла, чтобы не смотреть. Эдвин молча взял её за руку. Вдруг в грудь королевского лучника, стоявшего от них в десятке шагов, воткнулась стрела. Он замер с растерянным лицом и упал.

– Убили?! – проговорила Диаманта, взглянув на Эдвина. Но стрелок пошевелился и застонал. Они подбежали к нему.

Лучник был совсем молодой, их возраста. Стрела торчала у него из груди справа. Он был очень бледен – это было заметно даже в свете звёзд – и всё время порывался встать. Диаманта отводила его руку, чтобы он не задел стрелу, и повторяла:

– Успокойся, успокойся! Сейчас мы тебе поможем!

Эдвин вытащил нож, который висел у лучника на поясе, с его помощью снял с него кожаный жилет и куртку. Потом надрезал рубашку и попросил Диаманту:

– Оторви низ, надо сделать ему повязку!

Она быстро проделала это – ткань поддалась легко. Эдвин сказал солдату:

– Потерпи немного, – после чего крепко взялся за древко и вытащил стрелу. Лучник отчаянно закричал от боли, а Эдвин быстро приложил к ране кусок ткани и попросил Диаманту:

– Прижми и держи!

Её руки были холодными, и она, прижимая ткань, почувствовала, какая у лучника тёплая кровь. Эдвин наложил тугую повязку, потом разорвал рубашку на убитом солдате, лежавшем поодаль, и забинтовал ещё, потому что повязка уже пропиталась кровью. Раненый, с трудом дыша, выговорил:

– Я… я умираю…

У Диаманты всё сжалось внутри.

– Ты не умрёшь! Ты будешь жить!

– Мама… мама… – выдохнул лучник. Диаманта погладила его по голове.

– Всё будет хорошо! Вот увидишь, всё будет хорошо!

Он слабо улыбнулся.

– Да, твоя рана не смертельная! – добавил Эдвин. – Не бойся. Ты поправишься! Только успокойся. Старайся дышать ровнее и не разговаривай.

Он тихо сказал Диаманте:

– Надо отнести его вниз. Здесь слишком холодно. Побудь с ним, а я посмотрю, можно ли уже спуститься.

Диаманта вся дрожала, но не от холода. Она раньше не представляла, что такое война, а теперь, когда видела вокруг себя боль и смерть, удивлялась, как она ещё способна это выносить, смотреть на это и что-то делать. Ей даже не пришло в голову в эту ночь, что можно принять чью-то сторону – короля или Рэграса. Она успокаивала раненого, говорила ему что-то ласковое, хотя сама чувствовала полную растерянность.

Эдвин быстро вернулся.

– Надо как-то отнести его вниз! Уже можно.

Из люка вынырнули Гебор и близнецы.

– Слава Небу, вы живы! – обрадовался Алед. – Целы?

– Да, – Эдвин показал на лучника. – Помогите унести его вниз, он ранен. Осторожно!

Алед и Эрид унесли солдата. Диаманта встала.

– Как ты? – спросил Эдвин.

– Ничего… Где дядя? Гебор, ты видел дядю?

– Нет.

– Надо разыскать его! А где остальные?

– Не знаю, они побежали куда-то в другую сторону.

Бой продолжался внизу, во дворе. Гвардейцы короля отчаянно сопротивлялись. По численности их было почти вдвое меньше, чем солдат Рэграса, но они сражались до последнего.

Эдвин и Диаманта вместе с Гебором спустились со стены и направились к главной башне. Диаманта шла по знакомым коридорам, и ей казалось, что она видит кошмарный сон. Тела убитых на полу и кровь везде – пятна, капли, лужи крови, поблёскивающие в свете факелов, запах крови в холодном воздухе, скользкий от крови пол…

У входа в башню они столкнулись с дядей Ридом.

– Какое счастье, вы целы! – воскликнул он, прижимая Диаманту и Эдвина к себе. – Где вы были? Я вас везде ищу!

– На южной стене, – ответила Диаманта. – А где остальные?

– Гидеон и актёры в гостиной, только близнецов и Аланды нет.

– Алед и Эрид остались с раненым, – сказал Эдвин.

– Кто ранен?

– Лучник короля.

– Где он?

– В комнатке у входа на южную стену. Мы сделали ему повязку наскоро, но ему надо помочь.

– Тогда я пойду туда. Будьте в гостиной с Гидеоном.

Они вошли в гостиную. Гидеон стоял у окна и смотрел во двор.

– Почему вы в крови? – прошептала Вильта.

– Это не наша кровь, – ответила Диаманта. – Помогали раненому.

– Какой ужас, – всхлипнула Вильта и закрыла лицо руками.

Зерина решительно встала:

– Хватит хлюпать носом! Дядя там один с ранеными, ему же нужна помощь! Пошли, Вильта. Аланду никто не видел? Да что ж это такое… Только бы с ней ничего не случилось!

– Давайте обойдём замок, поищем её, – предложила Диаманта. – И наверняка есть ещё раненые. Надо попытаться хоть кого-то спасти. Хоть кого-нибудь…

Друзья направились в восточное крыло, обошли его и нашли только троих раненых гвардейцев – остальные были убиты.

В одном из коридоров Эдвин и Диаманта увидели рыдающую Аланду. Она сидела около тела того офицера, с которым проводила всё время с тех пор, как гвардейцы пришли в замок. Она трогала его за руку, называла по имени, словно пытаясь разбудить. Его бок был разрублен мечом и залит кровью, на лице застыл покой.

Эдвин взял её за плечи.

– Аланда, пойдём. Тебе не нужно здесь оставаться, – но она упала офицеру на грудь и зарыдала в голос.

 

Наступило утро. Кроны сосен и берег реки голубели чистым, недавно выпавшим снегом, а двор замка был тёмным от крови. Гвардейцев, оставшихся в живых, взяли в плен. Капитан Тардан оказался в их числе. Пленных разоружили и закрыли в одном из залов.

В гостиную поднялся офицер, высокий, худой, черноволосый, с усами и тонким шрамом на правой щеке, и поклонился Гидеону.

– Капитан Бер. Где хозяин этого замка?

– У него нет хозяина, это музей, – ответил Гидеон. – Есть смотритель. Диаманта, где твой дядя?

Диаманта повела капитана в южное крыло. Они вошли в просторную комнату, где лежали раненые. Ими занимались дядя Рид, Зерина и Вильта.

Дядя Рид перевязывал окровавленного гвардейца, который морщился от боли и едва сдерживал стоны. Бер представился и сказал:

– Ваш замок захвачен, вы должны во всём помогать нам. А раненые гвардейцы нам не нужны.

– Но они же живы! – возразил дядя.

– Тех, кто не даст клятву верности Рэграсу, он отправит в Серый Мир, – равнодушно ответил Бер. – Вчера в замок приводили нашего человека?

– Да. Он в комнате рядом со складом. Диаманта, вытащи ключ из моего кармана.

Руки у дяди были все в крови. Диаманта осторожно достала ключ и повела Бера вниз. Только у дверей протянула его капитану, боясь открывать сама.

Бер распахнул дверь и вошёл. На полу лежал офицер Рэграса, избитый, истерзанный, весь в крови. Бер осмотрел его и позвал двух солдат, оказавшихся поблизости.

– Жив… Осторожно отнесите его наверх! Проводите их, – велел он Диаманте. Поднялся следом и приказал дяде Риду:

– Займитесь им немедленно. Я хочу, чтобы он выжил.

Дядя Рид осмотрел офицера и кивнул.

– Хорошо. Он тяжело ранен, но я сделаю всё, чтобы спасти его – только на одном условии.

– На каком? Вы не в том положении, чтобы ставить условия.

– Если вы пообещаете не трогать никого из гвардейцев до тех пор, пока они полностью не поправятся.

– Лечите, – отрывисто сказал Бер.

 

Стало совсем светло. Уставшие, измотанные, Диаманта и Эдвин поднялись к себе в башню. Их этаж не пострадал от пожара, но здесь сильно пахло гарью.

– Всё равно этот запах лучше, чем запах крови, – проговорила Диаманта и окинула свою комнату взглядом. Ей показалось, что она не была здесь очень давно. Вещи лежали на привычных местах, в окно виднелись лес и река, и казалось, что никакой войны не было и нет.

Вошёл усталый дядя Рид.

– Ну как вы?

– Ничего, – ответила Диаманта и шмыгнула носом. – Как там наш лучник?

– Поправится. Благодаря вам. Среди солдат Рэграса много раненых. Двое умерли, остальные поправятся. Хуже всех вчерашнему шпиону, которого пытали гвардейцы. На нём живого места нет. А ведь он так ничего и не сказал… Сегодня вы много крови видели. Не буду вас утешать… Потерпите. Время всё вылечит. Я пойду закончу с ранеными. А вы отдохните. Поспите, – посоветовал он и ушёл.

Диаманта подошла к окну.

– Какой чистый снег… Сегодня ночью многие стали героями – но зачем? Зачем Миру наша кровь? Ещё вчера мы обсуждали, на чьей стороне быть…

– На стороне Адриана.

Диаманта посмотрела на Эдвина и подумала, что он стал ещё красивее, чем летом. Загар сошёл, открыв природную белизну кожи; синие глаза на немного похудевшем лице казались двумя кусочками неба. И ещё в нём появилось что-то неуловимое, для чего Диаманта не могла найти подходящих слов. При взгляде на него становилось светло. Она с облегчением ощутила, что напряжение прошедшей ночи понемногу стихает внутри, как стихает боль.

Эдвин тоже смотрел на Диаманту – долго, внимательно, ласково. Потом подошёл к ней, взял за руки и произнёс:

– Давно хотел тебе сказать… Я люблю тебя.

– И я люблю тебя, Эдвин!

День был тихий, безветренный. В воздухе пролетал лёгкий снежок.

 

Читать дальше »

 

vinietka