РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 7. Главная площадь

Шли дни, приближалась зима. Из Тарины приходили вести о том, что король Берот не намерен отдавать Рэграсу власть и готовится к войне.

Однажды ненастным вечером в гостиную, где была Диаманта вместе с актёрами, вошёл Остин и объявил:

– Приехал его высочество Гидеон Гарер.

– Веди его скорей сюда! – сказала Диаманта. Слуга удалился.

Через несколько минут в гостиную вошёл молодой человек с тёмными волосами до плеч, в дорожном костюме из чёрного бархата. Все встали и поклонились ему.

– Добро пожаловать в Варос, ваше высочество, – сказала Диаманта, с интересом глядя на него.

– Отец попросил меня приехать сюда, – произнёс он и окинул гостиную взглядом. На его лице отразилось разочарование.

– А вы похожи на отца, – дружелюбно заметил Харт.

– Ко мне следует обращаться «ваше высочество». И никакого панибратства я не потерплю!

– Ах, простите, ваше высочество, – ответил Харт со смесью издёвки и разочарования и отошёл.

Внешне Гидеон в самом деле очень походил на отца. То же красивое лицо с правильными чертами, тонкий нос с лёгкой горбинкой, улыбка, голос, фигура, походка. Как только ему приготовили комнаты, он ушёл к себе и спустился в гостиную, лишь когда прозвонили к ужину.

Его посадили на почётное место. Гидеон был прекрасно образован, знал все тонкости этикета и сразу задал тон за столом, но разговор с ним могли поддержать только Диаманта и дядя Рид – актёры не понимали его цитат, намёков и шуток. Они приуныли и большей частью молчали, а Гидеон не удостаивал их вниманием.

– Мне показалось, ты хотела что-то спросить у меня? – поинтересовался он у Диаманты, изящным движением отрезал кусок индейки, окунул его в соус и запил вином.

Диаманта мысленно восхитилась его манерами – она долго тренировалась, но у неё всё равно не получалось так аккуратно есть птицу ножом и вилкой. Вздохнула и ответила:

– У меня столько вопросов, что даже не знаю, с чего начать – да и стоит ли их задавать… Его высочество Рэграс, ваш дядя…

– Что мой дядя?

– Мы знаем о нём очень мало. Его здесь все боятся…

– Не стоит слушать сплетни и всякие глупости. Я дядю очень люблю и уважаю. Одно время я даже жил у него в Эстуаре. Отлично провёл время. Мир Дня должен гордиться, что дядя станет его королём и наконец наведёт здесь порядок!

Диаманта заметила, что у Харта вот-вот сорвётся язвительный комментарий, и бросила на актёров предостерегающий взгляд. Чтобы не возникло ссоры, она сменила тему и упомянула книгу о Дороге.

– О Дороге? – Гидеон задумался. – А, у отца, кажется, есть такая.

– Вы её читали, ваше высочество?

– Нет. Да и зачем? Книга про Дорогу – это всё-таки чтение для простолюдинов.

 

Прошло несколько дней. Однажды тёплым солнечным утром Диаманта спустилась в гостиную и обнаружила, что актёры что-то оживлённо обсуждают.

– Необязательно ехать всем! Мы с близнецами съездим.

– Вы не знаете наших женских штучек, – хихикнула Аланда.

– К тому же, вещи себе люблю выбирать я сама, – поддакнула Зерина.

Выяснилось, что актёры решили воспользоваться хорошей погодой и прогуляться в Тарину за мелкими покупками. Громоздкий фургон передвигался слишком медленно, а Остин сегодня собирался в город, и в его тележке могли поместиться три человека. Сейчас обсуждался вопрос, кто именно поедет. Диаманта сказала:

– Мне тоже нужно в город.

– С ума сошла! – заявил Харт. – Хочешь познакомиться с Рэграсом?

– Это в самом деле опасно! – согласился дядя. – Зачем тебе туда?

– Зима на носу, а вся моя одежда осталась дома. Хотела взять тёплые вещи.

– Да, тёплые вещи тебе нужны, я и сам уже об этом думал, – кивнул дядя. – Но ведь Рэграс ищет тебя…

– Около дома может стоять пост! – нахмурился Гебор.

– Я очень осторожно. Если увижу хоть что-нибудь подозрительное, не пойду.

– А зачем тебе ехать? Скажи мне, что привезти, и всего делов! – предложила Зерина.

Диаманта улыбнулась.

– Долго объяснять, проще съездить. Да и сюда ведь Рэграс тоже может приехать. Везде опасно.

– Это точно…

Наконец решили, что поедут Диаманта, Зерина и Аланда. Близнецы и Харт поручили им купить всё, что нужно. Дядя строго-настрого наказал Диаманте быть очень внимательной и не расставаться с подругами.

С утра было ясно, а когда приехали в Тарину, солнце скрылось, небо затянуло. Диаманта порадовалась, что взяла с собой накидку. Остин высадил их около рынка, и они пошли бродить по городу. Аланде и Зерине нужно было выбрать ткани для платьев, а Диаманта хотела заглянуть в лавку букиниста. Вначале они зашли за книгами. Диаманта углубилась в изучение книжных полок, а Зерина и Аланда заскучали.

– Идите, – предложила Диаманта. – Вы же ещё хотели смотреть помады и украшения. Давайте через полчаса встретимся на площади.

– А как же ты? Уж не собралась ли одна идти домой?

– Конечно, нет. Встретимся с Остином и пойдём все вместе.

– Ну если так, то хорошо, – ответила Зерина нерешительно. – И всё равно, будь очень осторожна!

– Ладно. Не беспокойтесь.

Диаманта провела в книжной лавке довольно много времени, но так и не нашла ничего подходящего. Разочарованная, она набросила на голову капюшон накидки и направилась на Главную площадь. Выйдя туда со стороны Таринского замка, обнаружила, что площадь полна народом. Зерина с Аландой пришли примерно в это же время с другой стороны, и, конечно, не увидели её.

«Почему здесь такая толпа?» – удивилась Диаманта и, взглянув влево, сразу поняла, почему.

На площади стояла большая виселица. С перекладины свисали четыре петли. Диаманта собралась немедленно уйти, но всё-таки решила узнать, в чём дело, и спросила у стоявшей рядом женщины:

– Что происходит? Кого будут казнить?

– Вы не знаете? Видно, не местная. Вот мы и дождались! Недавно тут схватили слуг этого Рэграса. Наконец-то наш король решил его проучить! Сейчас повесят четверых. Остальным неповадно будет. Ишь ты, какому-то проходимцу понадобилась корона! Жалко, его самого не поймали. Я бы с удовольствием посмотрела, как он болтается на виселице!

Диаманта повернулась, чтобы уйти, но все выходы с площади зачем-то оцепили кавалеристы, вынудив толпу встать плотнее. Диаманту оттеснили вглубь. Теперь выбраться отсюда было невозможно – надо было дожидаться конца казни. Диаманта очень пожалела, что не ушла сразу, но было уже поздно.

Конвой вывел к виселице четырёх человек в белых рубашках. Из толпы посыпались оскорбления и проклятья в их адрес. Диаманта не имела никаких оснований относиться к людям Рэграса с симпатией, но ей стало остро жаль осуждённых – эти выкрики были полны злобы и звучали очень жестоко. Приговорённых поставили на помост, связали им руки, и королевский офицер стал зачитывать приговор:

– Указ его величества короля Берота II. За неповиновение королю, за подстрекательства к свержению королевской власти, за нападения на мирных жителей…

Диаманта почувствовала дрожь и отвернулась от помоста, стараясь не слушать. Офицер уже зачитывал имена, звучно и неторопливо. Потом он добавил:

– Каждый, кто служит самозванцу Рэграсу, каждый, кто перейдёт на его сторону, каждый, кто станет прямо или косвенно помогать ему, будет казнён, как эти мерзавцы. А за голову Рэграса король обещает мешок золота!

Раздалась барабанная дробь; Диаманта зажмурилась, ожидая услышать звук деревянной опоры, провалившейся под ногами осуждённых, и одобрительные крики толпы.

Но вместо этого раздался странный грохот и стук копыт, а потом – изумлённый вздох людей на площади. Диаманта открыла глаза и увидела, что верёвки, уже надетые на шеи приговорённых, оторваны, словно их перерезали, и в воздухе над перекладиной виселицы клубится синеватый дымок, – а потом заметила всадника в плаще с алой каймой, который выехал на середину пустого пространства перед помостом. Не дав гвардейцам короля опомниться, он поднял правую руку и выкрикнул несколько слов, которых Диаманта не поняла.

Воздух наполнили громкие, пронзительные крики, похожие на воронье карканье. Диаманта подняла голову и увидела, что в пасмурном небе невесть откуда появилось огромное количество чёрных птиц. Они неестественно быстро мчались вниз, прямо на толпу. Когда они приблизились, стало ясно, что это не птицы, а какие-то мерзкие существа, похожие на демонов из кошмаров. Диаманту захлестнул ужас.

Вначале демоны напали на королевских солдат и легко заставили их сбить строй и покинуть помост. Затем они с пронзительным криком врезались в самую гущу толпы, ближе к тому краю площади, где стояла Диаманта. Их рёв смешался с воплями страха, началась паника. Диаманта страшно испугалась – и демонов, и ещё больше – обезумевшей от ужаса толпы, которая кинулась бежать в Каменный переулок. И Диаманта побежала, как все, отчаянно боясь упасть. Её буквально несло людским потоком, а сзади нарастал рёв демонов.

Вскоре она почувствовала, что пространство меняется. Ей было уже знакомо это ощущение – она испытала его при переходе в Эстуар. Это показалось ей крайне подозрительным, но о том, чтобы вернуться, нечего было и думать: толпа людей, подгоняемая демонами, напоминала течение стремительной реки, сопротивляться которому было невозможно.

Диаманта в который раз пожалела, что вообще пришла на эту злосчастную площадь. Ей до слёз захотелось вернуться домой, в замок. Она бежала и бежала вперёд. Вдруг её смутила мысль, что короткий Каменный переулок уже давно должен был кончиться – но он не кончался! С двух сторон по-прежнему были глухие стены.

Время замедлилось. Диаманта посмотрела назад и увидела, что между стенами очертились контуры высоких двустворчатых дверей, похожих на ворота. Они стали закрываться и вскоре захлопнулись с резким тяжёлым звуком. Диаманта услышала, как ключ повернулся в замке.

Она успела выдохнуть: «Не-е-ет!», изо всех сил сопротивляясь происходящему – но Мир закружился, стал стираться, как рисунок мелом, по которому провели рукой, и всё исчезло и померкло.

 

После того, как демоны оттеснили людей в Каменный переулок, офицер скомандовал им убираться. Демоны улетели прочь.

Все, кто был на площади, увидели невесть откуда взявшиеся в переулке высокие ворота. Офицер закрыл их, и они тут же исчезли. А он не спеша выехал на середину свободного пространства перед помостом и объявил:

– Я полковник Тербек. Только что, на ваших глазах, эти люди попали в Серый Мир, и с этого дня будут рабами его высочества Рэграса.

Толпа онемела, а потом над площадью пронёсся горестный вздох. Послышался плач, женский голос выкрикнул в отчаянии: «Там же мой сын!». Кто-то произнёс: «Убийца!».

– Молчать! – прикрикнул Тербек. – Иначе я отправлю вас следом!

Наступила тишина.

– Его высочество Рэграс оказал вам огромную милость, – произнёс Тербек с укором. – Но ваш король оказался не только чудовищно невежествен, но и на редкость неблагодарен. Терпение моего господина не бесконечно. Вы всего лишь получили то, что заслужили – теперь Тарина наказана за свою неблагодарность. Мне очень жаль, но каждого, абсолютно каждого, кто будет сопротивляться воле моего господина, ждёт жизнь рабов в Сером Мире. Как видите, его высочество Рэграс защищает своих людей. Нет на свете никого могущественнее него. Все его враги будут повержены и наказаны по заслугам. Так что, – обратился он к офицерам короля, – больше не советую вам поступать опрометчиво. Если хоть один человек его высочества Рэграса в Тарине пострадает, все пленники будут казнены.

Тербек дождался, когда четыре солдата, которых должны были повесить, покинули площадь, и в полной тишине ускакал через Каменный переулок, снова ставший таким, как прежде.

 

Увидев, что творится на площади, Зерина и Аланда страшно встревожились за Диаманту, но им оставалось только ждать, когда всё кончится. Постепенно толпа разошлась, и они встретили перепуганного Остина – но Диаманты не нашли и не дождались. Наконец, после долгого ожидания и поисков, поехали назад, чтобы успеть вернуться до темноты.

Плохая новость потрясла всех в замке.

– Что на вас нашло? Каким местом вы думали?! – ругался Харт. – Как могли отпустить Диаманту бродить по городу одну?!!

– Да не знаю, словно затмение какое-то! – ответила Зерина, вытирая слёзы. – Это я во всём виновата, я одна! Никогда себе этого не прощу!

– Нет, это я виноват. Нечего было вас слушать. Ведь хотел же ехать сам!!

– А Эдвин просил заботиться о Диаманте, когда уезжал, – вспомнил Эрид. – Что мы ему теперь скажем…

– Правду скажем, – ответил Харт и выругался. – Что мы скоты и полные олухи. Если он нас убьёт, будет прав. Только Диаманте это не поможет.

– Никого Эдвин не убьёт, – вздохнул Алед. – И кричать и ругаться не будет. Как ему теперь в глаза смотреть…

Аланда заплакала. В гостиную вошёл Гидеон. Все замолчали.

– В чём дело? – спросил он строго.

Ему рассказали, что произошло. Он помрачнел.

– Балаган какой-то! Помолчите, я послушаю, где Диаманта.

– А может… – начала Зерина.

– Я сказал – помолчите!

Все замерли. Гидеон положил пальцы на свой серебряный перстень с чёрным камнем и слушал около минуты.

– Я совсем не слышу её. Значит, она в Сером Мире.

– Что делать… – с отчаянием выговорил дядя Рид. – А что это за Мир?

Гидеон пожал плечами.

– Он появился во время первой войны. Дядины союзники предали его. Рассчитывали на победу, но, разумеется, проиграли. Умоляли дядю не убивать их. Он сделал их своими рабами, отправил в пустынный давно погибший Мир на тяжёлые работы. Там постепенно построили город… В Сером Мире добывают камень, обеспечивают дядину армию одеждой и амуницией.

– А Диаманта… что её ждёт?

– Ничего хорошего. Жизнь рабыни. Конечно, женщинам достаётся работа полегче. Попадёт в швейную мастерскую или в пекарню… Но рабов там держат впроголодь, обращаются с ними жестоко, рабочий день долгий. И учтите, что время там идёт иначе. За один наш день там проходит четыре.

– Так значит, Диаманта там уже…

– Почти два дня. Плохо, что ключ у неё. Ключом нельзя так рисковать! Я должен немедленно сообщить об этом дяде.

Дядя Рид нахмурился.

– Он же ищет ключ! Без него никак нельзя?

– Никак. Из Серого Мира выпускают только по письменному приказу дяди. Тербек может в крайнем случае отправить туда людей. Но выпустить – нет.

– Раз так, пожалуйста, как можно скорее обратитесь к его высочеству Рэграсу!

– Диаманта знает, что мы её вызволим! Она будет держаться! – воскликнула Зерина, вытирая слёзы.

– Ничего она не знает, – ответил Гидеон. – Когда человек попадает в другой Мир, он почти полностью забывает своё прошлое, как только закрывается дверь. Диаманта теперь живёт жизнью Серого Мира, как все остальные рабы… Помолчите, – приказал он и положил пальцы на перстень.

Наконец чёрный камень вспыхнул и медленно погас. Гидеон сообщил:

– Дядя приедет сюда. Но только через неделю.

– А побыстрее никак нельзя? Как там Диаманта целый месяц… – проговорил Дин.

– Целый месяц?! – выговорила Зерина и заплакала навзрыд. – Ну неужели нельзя побыстрее, ваше высочество?!!

– Нельзя. Прекратите эту истерику и наберитесь терпения.

– А что это были за мерзкие существа? – спросила у него Аланда. – Откуда они взялись?

– Это демоны. Думаю, Тербеку из-за них не поздоровится. Мир Демонов – один из самых низких Миров. Дядя умеет управлять демонами, но даже ради победы в битве не стал бы прибегать к помощи такой мерзости! А Тербек ни перед чем не останавливается. Вот негодяй, даже не подумал о том, как это опорочит дядю в глазах людей!

 

Эдвин добрался до Эжанта без приключений, оставил коня на почтовой станции и пошёл к дому астронома Ти. Ворота были закрыты, на стук и звонок в колокольчик никто не отвечал. Эдвин, недолго думая, перемахнул через забор, нашёл знакомую дверь и шагнул в коридор.

В Эстуаре была глубокая ночь. Часовые предупредили Эдвина:

– Городские ворота откроются только на рассвете.

– Ничего, я подожду…

Он прошёл через мост и расположился у городской стены.

Здесь было очень тихо. В ясном небе блестели звёзды. Их неверный свет очерчивал вдали, на горизонте, какие-то вершины – то ли холмы, то ли облака… Эдвин сел на камень и некоторое время смотрел вдаль. Потом прислонился к стене, закрыл глаза и задремал.

Он шёл по мосту к выходу в Мир Дня – а у дальнего конца моста стояла Диаманта. Дойдя до середины, Эдвин чуть не оступился – мост был проломлен. Под ногами зияла широкая пропасть.

Они с Диамантой молча смотрели друг на друга, пока Эдвин не заметил, что сзади к ней приближаются то ли люди, то ли какие-то серые тени. Эдвин крикнул:

– Диаманта! – и его голос отозвался многократным эхом.

Диаманта обернулась, но ей некуда было бежать. Её схватили за руки и потащили. Она вырывалась, но её увлекали всё дальше. Ни секунды не раздумывая, Эдвин разбежался и, оттолкнувшись изо всех сил, прыгнул прямо через пропасть к Диаманте. Почувствовал, что падает, и – проснулся в холодном поту.

– С Диамантой что-то случилось, – прошептал он и посмотрел на небо. Было ещё темно.

Эдвин растерялся. Со дня разговора с королевой Аитой он надеялся, что за стенами Лианура его ждут вести о родителях, а может, даже встреча с ними. Он вспомнил своё прощание с матерью в далёком детстве, последний взгляд её больших карих глаз… Здравый смысл подсказывал, что нужно остаться в Лиануре и попытаться что-то узнать, что столько лет ожиданий и долгий путь сюда не должны пропасть даром, что война надолго лишит его возможности снова приехать в Эстуар… Он убеждал себя, что на самом деле с Диамантой всё в порядке, и ему просто приснился кошмар – но сердце отказывалось в это верить. Он встал и принялся ходить туда-сюда, пытаясь успокоиться – но тревога от этого только усилилась.

Наконец Эдвин взял вещи и побежал назад. Прошёл мимо удивлённых часовых и вернулся в Мир Дня.

Здесь был вечер, смеркалось. Эдвин взял коня и выехал из Эжанта немедленно, не дожидаясь утра. Переночевал в деревне и чуть свет продолжил путь.

Пока ему везло с погодой – один за другим тянулись хмурые бесснежные дни. Так он проехал две трети пути до Тарины и надеялся скоро добраться до замка, но задул ветер, а потом горизонт не спеша закрыла большая туча, и пошёл снег. Началась зима.

Эдвину пришлось остановиться, чтобы переждать снегопад. «Словно нарочно, – думал он с досадой, слушая, как за окнами гостиницы воет ветер. – Диаманта, где ты? Что с тобой случилось? Почему я думаю о тебе – но не слышу тебя, не чувствую?»

 

Наконец, после дней скачки и тревожных ночей на постоялых дворах Эдвин добрался до замка. День был тихий, светлый. Шёл снег.

Эдвин въехал в ворота, соскочил с коня и поднялся наверх, в гостиную. Актёров там не было, только дядя Рид курил у камина.

– Здравствуйте!

– Эдвин… – дядя Рид посмотрел на него. – Ты уже знаешь?

– Что? – выговорил Эдвин.

– Диаманта… Она попала в Серый Мир.

– Куда?!

Дядя Рид рассказал о Сером Мире всё, что знал, и объяснил, как Диаманта там оказалась.

Эдвин выслушал и некоторое время стоял молча, не глядя на дядю. Потом поднял голову и спросил:

– А где ключ?

– У неё. Недавно приехал Гидеон, сын Аксианта. Он сказал, что есть только один способ спасти Диаманту – попросить Рэграса помочь. Из Серого Мира отпускают только по его приказу.

– Рэграсу сообщили? Когда он приедет?

– Гидеон сообщил. Приедет завтра.

– А сколько уже Диаманта в Сером Мире?

– Неделю. А по тамошнему времени – месяц.

За эту неделю все настолько измучились переживаниями, что предстоящий приезд Рэграса уже ни у кого не вызывал страха. Зерина смотрела на Эдвина и глотала слёзы, Гебор уговаривал потерпеть до завтра и обещал, что всё образуется, Харт мрачно молчал…

Прозвонили к ужину, но Эдвин не стал есть и поднялся к себе. Зажёг свечу и некоторое время смотрел, как она медленно оплывает на фоне чернильной темноты за окном. Потом вошёл в комнату Диаманты. На столе лежала книга о Дороге. Эдвин взял книгу и хотел открыть, но, помедлив, положил её на место. Несмотря на усталость после долгого пути, ночью он не сомкнул глаз.

 

Рэграс приехал незадолго до заката. На нём был серо-зелёный бархатный костюм и длинный чёрный плащ. Его проводили в гостиную, где уже ждали дядя Рид, Гидеон и актёры. Рэграс вошёл и обвёл собравшихся властным взглядом своих серо-зелёных глаз.

Все встали и поклонились.

– Счастлив видеть вас в добром здравии, ваше высочество, – церемонно произнёс Гидеон и раскланялся.

– Ты здесь по просьбе отца? – Рэграс расстегнул серебряную пряжку плаща, снял его и сел в предложенное кресло.

– Да, на то время, пока он в отъезде. Ведь речь идёт об очень важном для нас вопросе.

Рэграс жестом разрешил всем садиться.

– Ужин ещё нескоро, но можно устроить его и пораньше, – вставил дядя Рид.

– Не нужно. Итак, Диаманта Тисс попала в Серый Мир, и ключ от Лунного Мира остался у неё?

– Да, дядя, – кивнул Гидеон. – К моему великому сожалению.

– Ты же знал, что ключ у неё. Почему позволил ей уехать из замка?

Рэграс говорил негромко, но от его интонаций всем было не по себе.

– Диаманта уехала без моего ведома! – ответил Гидеон, скрывая досаду. – Если бы я знал, разумеется, я бы…

Рэграс едва заметным движением головы прервал его и положил пальцы на перстень с узким зелёным камнем. Никто не смел даже шевельнуться.

Наконец Рэграс сказал:

– Диаманты нет в Мире Дня, хотя я ещё позавчера вернул сюда всех, кого Тербек отправил в Серый Город.

Эдвин почувствовал, что земля уходит из под ног.

– Как вернули?! – вымолвил дядя Рид. – Но…

– Подождите! – раздражённо прервал его Гидеон, жестом призывая к тишине, и повернулся к дяде. – Так Тербек отправил людей в Серый Мир не по вашему приказу?

– Ты прекрасно знаешь, что я никогда не отдал бы такой приказ. Тербек перестарался.

– Но как он сумел вызвать демонов, дядя?!

– У него был ключ от Мира Арз.

– Но где может быть Диаманта?

Рэграс пожал плечами.

– Если она жива, то в Сером Мире. Её могли перевести в другой квартал или отправить в Чёрный Город.

– Ваше высочество, как освободить её? – спросил дядя Рид.

– Честно отвечать на мои вопросы.

Актёры растерялись, предчувствуя, что разговор будет непростой. Харт сидел, угрюмо глядя в пол. Дядя Рид сказал:

– Мы постараемся сделать всё, что требуется.

– Для начала мне нужен подробный рассказ о ключах – начиная с того момента, как они оказались у Диаманты.

Гидеон кивнул дяде Риду. Тот объяснил, как нашлись ключи, как он отправил племянников к Аксианту, а затем Эдвин передал всё, что Диаманта говорила ему о своих приключениях, и рассказал о визите к королеве Аите.

Рэграс слушал молча, не перебивая и никак не показывая своего отношения к услышанному. Его лицо оставалось абсолютно непроницаемым, даже когда он задавал уточняющие вопросы.

Дослушав, он произнёс:

– Аксианту не всё известно, и он, как обычно, сделал из моих действий неверные выводы. Во-первых, я вообще не намерен закрывать Лунный Мир. Во-вторых, на то, чтобы закрыть остальные Миры, у меня есть веские основания. Только это никак не желание оставить от Мира Дня руины.

– Но… – начала Зерина, встретилась с Рэграсом глазами и тут же осеклась.

– Что?

– Я хотела спросить… Ваше высочество, зачем же вы тогда преследовали Диаманту с Мариеном?

– Преследовал… Я их искал. Мне нужны были ключи. Раньше. Сейчас ключ от Эстуара недосягаем – хотя отдавать его королеве Аите было нельзя. А Лунный Мир на моей стороне.

– Почему нельзя? – робко спросил Алед. Рэграс нагнал на всех смущение, которое никак не исчезало.

– Я, в отличие от Аксианта, не уверен, что Эстуар однажды не закроют с той стороны.

– Но почему?

– Это вас не касается, – отрезал Рэграс, не повышая голоса. – Тем, кто отдал ключ королеве Аите, полагается Серый Мир, если не виселица. Так что Диаманта наказана по заслугам. И тебя следовало бы тоже отправить в Серый Город, – он в упор посмотрел на Эдвина.

– Я добровольно пойду туда, ваше высочество! Только освободите Диаманту!

– Но ведь… – осторожно начал дядя Рид. – Диаманта и Эдвин всего лишь сделали то, что велел его высочество Аксиант. Они не виноваты, что он дал неверный совет! Может быть, вы всё-таки пощадите их?

– Только если вы выполните несколько моих условий.

– Каких?

– Я хочу, чтобы ключ от Лунного Мира оставался в этом замке. Пусть Диаманта хранит его, как и хранила. О том, чтобы отдать его кому-либо без моего разрешения, в том числе Королеве Лунного Мира, не может быть и речи. Второе. Этот замок очень удобно расположен. Его займут мои солдаты, когда начнётся война. Вы не должны будете ни прямо, ни косвенно им препятствовать. А я прикажу им не причинять вам никакого вреда. Ты, Гидеон, останешься здесь?

– Да, до возвращения отца.

– Хорошо, оставайся. Проследишь, чтобы ключ был в безопасности и мои приказания выполнялись. Когда вернётся твой отец – особенно.

– Я понимаю, дядя.

– И последнее. Без моего приказа Диаманта не должна покидать этот замок, даже чтобы прогуляться по окрестностям. Ослушается – немедленно вернётся в Серый Город. Уже навсегда.

– Мы сделаем всё, как вы сказали, ваше высочество, – пообещал дядя Рид.

– Подайте бумагу и перо.

Рэграс написал приказ, запечатал своей печатью и спросил:

– Кто пойдёт за Диамантой?

– Я, – Эдвин встал.

Рэграс внимательно посмотрел на него и протянул ему приказ.

– Отдашь охранникам на входе.

– А как же Эдвин? Вы не закроете его в Сером Мире? – с тревогой спросила Зерина.

Рэграс даже не повернул головы в её сторону. Встал и сказал Эдвину:

– Пойдём.

 

Читать дальше »

 

vinietka