РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 3. Аксиант

Аксиант пригласил их в карету. Они устроились на мягких сиденьях. Карета была роскошная, обитая изнутри синим бархатом.

– Что-то у вас лица испуганные, – заметил Аксиант не без иронии и скомандовал кучеру трогаться.

– У вас чёрная карета, – ответила Диаманта. – Мы думали, нас выследил Рэграс…

– Рэграс предпочитает ездить верхом. А кареты у него зелёные, как гайер.

– Что такое гайер?

– Редкий металл. Надеюсь, больше вы ничего о нём не узнаете.

«Как похожи слова "гайер" и "Гарер"», – мысленно отметила Диаманта.

– Да, гайер не случайно назван по созвучию с этой фамилией, – неожиданно согласился Аксиант, взглянув на неё. Диаманта почувствовала, что краснеет.

Она смотрела на Аксианта и гадала, кто он – судя по всему, он был знатным человеком. Одет он был очень дорого, по последней моде. Тёмно-синий колет, узкие брюки, белоснежная рубашка с кружевными манжетами… И в каждом его движении ощущалась привычная, естественная аристократическая утончённость. На среднем пальце правой руки поблёскивал великолепный перстень с ярко-синим прозрачным камнем.

Диаманта спросила:

– А как вы узнали о нас?

– Вы же всё время обо мне думали. Ну, давайте знакомиться.

Друзья представились и коротко рассказали, в чём дело.

– Вот оно что. Значит, всё не случайно, как я и предполагал… Ключи нашлись именно тогда, когда мой кузен вернулся в наш Мир.

– Ваш кузен? – не поняла Диаманта.

– Да, мой кузен Рэграс.

– Так вы…

Все трое потеряли дар речи. Аксиант усмехнулся.

– Да, я тоже Гарер. Рэграс мой двоюродный брат по отцу. Не бойтесь, я вас не съем.

Наконец карета остановилась возле большого двухэтажного дома из серого камня под черепичной крышей.

Друзей проводили в гостиную, освещённую заходящим солнцем. На полу лежал мягкий красный ковёр с замысловатым узором. Слева была деревянная лестница на второй этаж, под ней – книжные шкафы, впереди – дверь вглубь дома. Оттуда выбежал большой серый кот, обнюхал гостей, потом с достоинством улёгся в кресло возле камина и воззрился на них жёлтыми глазами.

Дом был очень богатым – великолепная мебель, стены, обитые дорогими тканями и украшенные резными деревянными панелями, картины прекрасной работы, изящные статуэтки, вазы, отделанные золотом… Но при этом здесь совсем не было чопорности. Друзья почувствовали себя как дома.

– Скоро вернётся моя жена, тогда и поужинаем. А пока располагайтесь. Нетти!

В дверях появилась служанка.

– Проводи гостей.

Они поднялись на второй этаж, оставили вещи, привели себя в порядок и вернулись в гостиную. Аксиант снял колет, оставшись в тонкой рубашке с расстёгнутым воротом, сел в кресло с резными подлокотниками и жестом пригласил гостей садиться на диван.

– Вот ключи, ваше высочество, – Мариен достал их и протянул ему. Услышав, как брат обратился к Аксианту, Диаманта вдруг осознала, что перед ними настоящий принц крови. А он посмотрел на ключи и положил их на стол.

– С ними разберёмся. Пока меня больше интересует книга. О ком вы в ней читаете?

– О Ранте из Адара и о Фиде.

– А я – о рыцаре Адриане, – ответила Диаманта.

Аксиант с интересом посмотрел на неё.

– Вот как? А где ты её взяла?

– В книжной лавке недалеко от нашего дома, ваше высочество. Продавец сказал, что её привезли из Эжанта.

Аксиант не удивился.

– Тебе повезло. Экземпляров очень мало. Эта книга – огромная редкость.

– А почему в ней меняется текст? Она волшебная?

– Нет. Магия – дело сугубо земное, а эта книга – небесной природы.

– Она о Мире Неба, – кивнула Диаманта. – Что это за место?

– На самом деле, существуют всего два Мира: Великий Мир, огромный, разнообразный – и Мир Неба. Его должен найти и открыть для себя каждый.

– А к нему есть ключ? – спросил Мариен.

– Есть, только не такой, как эти. Ключ к Миру Неба внутри, а не снаружи. Это место, где нет зла. Там Свет и чистота. Даже в светлые области Великого Мира свободно проникает зло, а в Мир Неба – никогда. Он открывается только тому, кто освободился от ненависти и познал любовь. Конечно, нам всем до этого далеко, но стремиться надо… Вы уже встали на Дорогу туда. Если не свернёте с неё, то ваша жизнь сильно изменится. Правда, встают на эту Дорогу многие, а идут по ней единицы.

Мариен вернул разговор к основной теме:

– Ваше высочество, а что теперь делать с ключами?

Аксиант усмехнулся.

– Это задачка не из лёгких.

– Но… разве вы их не возьмёте?

Аксиант некоторое время молчал, задумавшись. Потом произнёс:

– Нет. И Рэграсу их отдавать не надо, пусть он скоро и станет королём.

– Как?! – изумился Мариен. – А как же наш король Берот? А как же нынешняя династия?

– У Рэграса есть законное право на корону Мира Дня.

– Законное право?!

– Конечно, ведь Гареры – властители по своей природе. Ты же историк, Мариен. Неужели ты этого не знаешь?

Мариен смутился.

– Ну… в серьёзных книгах упоминаний о Гарерах очень мало… Я пытался найти что-нибудь, но…

– Да, сведений мало. Предки Берота позаботились о том, чтобы Гареров все забыли… Ладно, раз так, расскажу в двух словах. Рэграс – старший сын короля Дабета, который когда-то правил всем Великим Миром. У Дабета был ещё один сын, Картар. Он всегда отчаянно завидовал Рэграсу, мечтал о короне, которую тот должен был унаследовать. Картар начал плести интригу против брата, инсценировал заговор. Инсценировка удалась: всё выглядело так, как будто Рэграс действовал против отца. На самом деле Рэграс очень любил отца… Но Дабет поверил этой лжи. Немедленно лишил Рэграса всех прав на престол и полностью изменил завещание: тёмные Миры закрыл, отдал власть над светлыми Мирами их правителям, а Мир Дня завещал Картару.

Гордость не позволила Рэграсу оправдываться и плести ответные интриги. А Дабет заболел и вскоре умер. После его смерти Рэграс вызвал Картара на поединок на мечах, убил его и попытался захватить трон. Но правители светлых Миров, в результате предательства Картара ставшие королями, разумеется, Рэграса не поддержали. Да и о том, чтобы власть над их Мирами вернулась к нашей династии, речи уже не было – борьба велась только за Мир Дня. Я не знал, что Рэграса так жестоко предали. Думал, что заговор всё-таки был, и встал на сторону будущего Натаниэля I – основателя нынешней «законной династии». Началась война и затянулась…

Рэграс был уже в двух шагах от трона, когда Астею, звезду нашего рода, закрыла комета. Это очень плохое предзнаменование. Сам Рэграс не верит в приметы, но среди его сторонников началась паника. Тогда ему было не добиться короны – все обстоятельства обернулись против него. Ему пришлось уйти из Мира Дня.

– А почему его так долго не было?

– Не так уж и долго. Это здесь прошло много времени, а в Эстуаре время идёт иначе… Рэграс правильно сделал, что выждал. Уверен, что сейчас он захватит власть без труда. Мир Дня позабыл Гареров, и за пять веков здесь всё изрядно обмельчало.

После небольшой паузы Аксиант добавил:

– У Рэграса есть ещё сестра, Элиата. Она живёт в Мире Дня и здравствует, но старается ни во что не вмешиваться.

– Вы снова выступите против вашего кузена, ваше высочество? – спросила Диаманта.

– Конечно, нет. Я помогу ему. Жаль, что я узнал правду о заговоре только сейчас. Но лучше поздно, чем никогда.

– А зачем Рэграсу… его высочеству Рэграсу ключи?

– Из политических соображений. Он не доверяет светлым Мирам и хочет держать их под контролем. Хочет иметь возможность их закрыть в любой момент. Я боюсь, что если он раздобудет два ваших ключа, то Лунный Мир и Эстуар будут закрыты. У меня есть все основания так думать… Недавно Рэграс завладел ключами от Мира Арз и от Мира Неф и сразу закрыл оба Мира.

– А что это значит для нас?

– Ничего хорошего, Диаманта. Без Мира Неф многих растений, птиц и животных мы больше не увидим. Леса начнут погибать. Это случится не сразу, но уже через несколько лет не будет такого огромного и красивого Королевского леса, лесов на севере, прекрасных лугов… Совсем исчезнут глаэрасы – синие цветы, которые растут в Северных холмах. Их и сейчас уже почти не осталось. Всего не перечислишь, но это настоящая беда. А Мир Арз, или Мир Огненной Розы, – главный источник вдохновения для поэтов, музыкантов, художников. Именно он давал ту силу, от которой при чтении книг захватывает дух, от которой хочется снова и снова смотреть на картину, потому что в ней есть жизнь и движение… и пока он снова не откроется, в нашем искусстве не будет создано ничего по-настоящему нового и достойного.

– Странно, – промолвила Диаманта. – У меня чувство, что в искусстве давно наступило затишье.

– Так и есть, – согласился Аксиант.

– Но почему? Ведь это продолжается уже не один год, а Миры закрылись совсем недавно…

– Так ведь в искусстве время идёт иначе. Там всё известно наперёд, и то, что ещё не случилось для большинства людей, уже произошло для художников и поэтов.

Мариен нахмурился.

– Неужели его высочество Рэграс этого не понимает? Зачем ему разрушать своё будущее королевство? Должно быть, у него есть веские причины так поступать!

– Причины, разумеется, есть. Правители некоторых светлых Миров – не буду уточнять, кто именно – когда-то предали Рэграса, и он опасается нового предательства. Но меня в первую очередь заботят не интриги, а благополучие Мира Дня. Он не должен быть отрезан от светлых Миров! Три Мира – Эль, Иваль и Артус – были закрыты ещё во время первой войны, и уже только поэтому закрывать оставшиеся – ошибка! Благодаря Миру Эстуар здесь ещё процветают наука и философия. И то, что открыт Лунный Мир – огромная удача. Помните поговорку «Лунный свет лечит»? Лунный Мир делает потерю остальных Миров не такой болезненной, замедляет её последствия, это наше счастье. Но если его закрыть, здесь немедленно расцветут грубость и жестокость и окончательно умрёт поэзия… Когда-то Лунный Мир был любимым местом Рэграса. Но те времена прошли, к сожалению…

– А почему мы не ощущаем нехватки Миров, которые давно закрыты?

– Это только кажется, что не ощущаете. В этом всё и дело. Вот скажите – вы умеете заранее предчувствовать события? А глядя на себя, всегда способны понять свои истинные желания, разобраться в глубинных причинах своих симпатий и страхов? Всегда ли вам ясно, что означают ваши сны?

Мариен покачал головой:

– Это дано не каждому. Как любой талант.

– Вот. А если бы другие Миры были открыты, вы бы не задумываясь сказали мне «да». Вы бы умели тоньше чувствовать и лучше слышать… А что вы думаете об архитектуре и о ремёслах нашего Мира?

– Здесь есть прекрасные произведения, – гордо отметила Диаманта.

– Вы не видели других Миров, – вздохнул Аксиант. – Если Рэграс закроет и оставшиеся, люди, скорее всего, вообще не почувствуют разницы. Но пройдёт век-другой – и какой-нибудь ваш ровесник, человек симпатичный, думающий, будет всерьёз называть поэзией вирши, которые вы даже не примете за стихи. И всерьёз назовёт образованием элементарные знания, которыми нынешние детишки овладевают ещё в школе. А попадётся ему человек с вашим уровнем знаний – он будет поражён, ещё и не поверит, что возможно всё это запомнить! Так же, как вы сейчас не верите, что возможно чувствовать друг друга на расстоянии или предвидеть будущее. А между тем это не магия, а самая обычная вещь. Короче говоря, другие Миры закрывать нельзя. Великий Мир должен быть един.

– А сколько всего Миров? – спросил Мариен.

– Ближайших к нам светлых – семь. Затем, Мир Дня, в котором мы живём. Это центр Великого Мира. Есть ещё низшие Миры. По счастью, они давно закрыты.

– И высший – Мир Неба, – добавила Диаманта.

– А вот в его существование верят далеко не все. Я верю.

– А его высочество Рэграс?

– У него сложное отношение к Миру Неба… Что же делать с ключами?

Некоторое время он размышлял, потом сказал:

– Думаю, самое разумное – передать их в соответствующие Миры. Пусть хранятся там. Ключ от Лунного Мира – у Лунной Королевы, а ключ от Эстуара – у королевы Аиты. Тогда мы будем уверены, что эти Миры всегда останутся для нас открыты.

Аксиант откинулся на спинку кресла. Кот вскочил ему на колени, уткнулся головой в его руку и замурлыкал.

– А как зовут Лунную Королеву? – поинтересовался Мариен. – Я не встречал её имени ни в одной книге.

– Её имени не знает никто. Имя – это определённость, а Луна непостоянна и неуловима… этим и прекрасна.

Тут открылась дверь, и в гостиную вошла красивая женщина в жемчужно-серой накидке с золотой вышивкой.

– А вот и Елена, – улыбнулся Аксиант. – Знакомьтесь, это моя жена, а это наши гости, – и он представил ей всех.

– Очень рада вас видеть. Мы ждали вас. Сейчас будем ужинать, – сказала она и ушла в столовую.

Аксиант продолжал:

– Дверь в Эстуар находится в Эжанте. Вы поедете туда, а я – к Рэграсу.

Мариен недоверчиво посмотрел на него.

– Но ведь… ваше высочество, только что в карете вы сказали, что с помощью этих ключей можно быстро оказаться в любом месте Мира Дня. Зачем нужна долгая и опасная дорога в Эжант, если можно попасть туда прямо из этой комнаты?

– Теоретически можно, Мариен. Но очень рискованно. Ключами давно не пользовались, и я не уверен, что с их помощью мы попадём именно туда, куда хотим… И второе, главное: я не знаю планов Рэграса. Могу предполагать с большой степенью вероятности, но всё-таки кое-что нужно уточнить. Решение отдать ключ королеве Аите – это серьёзный политический ход, который на многое повлияет… Как видите, вопросов много. Я должен встретиться с Рэграсом. Вы отправитесь в Эжант и будете ждать меня там. А потом мы разберёмся с ключом от Лунного Мира.

– А если его высочество Рэграс нас выследит?

– Не думаю. У него есть дела поважнее, чем гоняться за вами по кружной дороге на север. Если вас не поймают в Зоте, а об этом я позабочусь, то нужно будет опасаться неожиданностей только в Эжанте. Но к тому времени я встречусь с Рэграсом и постараюсь всё устроить… Впрочем, кто не рискует, тот не выигрывает.

– А чем мы рискуем?

– Ну, это зависит только от вашего выбора.

Диаманта не на шутку встревожилась и рассказала о бегстве из деревенской гостиницы.

– Это совпадение, или его высочество Рэграс как-то узнал, что мы в деревне? – спросил Мариен.

Аксиант пожал плечами.

– Если бы он действительно хотел с вами встретиться, вы бы сейчас здесь не сидели. Возможно, он и хотел, но что-то его остановило. Вам повезло.

Аксиант встал и принялся что-то искать в книжном шкафу. Кот, успевший задремать у него на коленях, неодобрительно фыркнул, когда его потревожили, и начал устраиваться в кресле.

– Кстати, Мариен… ты, кажется, читаешь в книге о Фиде?

– Да.

– Так, может, ты… – начал он и перебил сам себя: – А ты знаешь, что Фид до сих пор жив и здоров?

Мариен изумился.

– Но ведь он исчез много веков назад!

– Он просто заснул до поры. Он живёт в горах на юго-западе.

– В пещерах под Зубцами Короны?

– Да, всё там же, где и прежде, – кивнул Аксиант. – С тех пор, как Рэграс вернулся, я всё время думаю, что не мешало бы позвать сюда Фида. Он мудр, он единственный, кто может дать нам действительно верный совет… Как я жалею сейчас, что во время первой войны пренебрегал его мудростью! Стольких ошибок удалось бы избежать! Я хотел пойти к нему этой осенью.

– А в книге написано, что Фид слышит всё, что происходит в Великом Мире. Зачем специально ходить к нему, раз он и так всё знает?

– Совершенно верно, – кивнул Аксиант. – Фид слышит музыку Мира, но предпочитает не вмешиваться в дела людей. Поэтому его нужно попросить. Но удастся ли сделать это сейчас, даже не знаю… Боюсь, что с ключами предстоит много хлопот, здесь понадобится моё присутствие… К Фиду пойдёшь ты, Мариен.

– Я?!

– Ты же читаешь о нём, тебе это должно быть интересно! Я дам тебе карты и подробно расскажу, что ты должен делать.

Мариен некоторое время молчал.

– Ну что же ты?

– Даже не знаю, ваше высочество…

– Вот и отлично.

Мариен посмотрел на Диаманту и пожал плечами – мол, делать нечего, придётся идти. Но она заметила в глазах брата искорки вдохновения и поняла, что он ни за что на свете не откажется от предложения Аксианта: он грезил горами и Фидом с детства. Потом представила, как это – остаться без брата вдали от дома, – и внутри всё неприятно сжалось.

Тут Аксиант произнёс:

– Не будем терять время. Мариен отправится в путь завтра утром. Вас с Лили одних я, конечно, не отпущу, мы поедем в Зот вместе. Там я познакомлю вас с Коннором. Он и пойдёт с вами на север.

– Так скоро! – прошептала Диаманта и побледнела. Она даже не спросила, кто такой Коннор. Лили растерялась и тоже молчала.

Аксиант протянул Мариену книгу в синей обложке.

– Возьми, это книга о Дороге. Мой экземпляр. Пригодится, когда будешь учиться общаться с Фидом.

– Ваше высочество, а что будет, если наш план сорвётся, и нас поймают? – спросила Диаманта.

– Отдадите ключи Рэграсу и будете делать всё, как он прикажет. Не вздумайте его обманывать, он не прощает лжи. И вообще, с ним шутки плохи.

Мариен осторожно сказал:

– Он так жесток?

Аксиант усмехнулся.

– По сравнению с его отцом – нет. Впрочем, да, он… если не жесток, то суров. И с простыми людьми никогда не церемонился. Но это совершенно неважно.

Заметив, что гости приуныли, Аксиант бодро добавил:

– Будем надеяться на лучшее.

Елена пригласила всех в просторную столовую со стенами, обитыми синим шёлком, с пейзажами в нарядных рамах. Стол с золотистой скатертью был накрыт великолепно – друзья никогда не видели такой посуды и не пробовали таких тонких блюд. За ужином Аксиант принялся вспоминать о своём знакомстве с дядей Ридом, потом начал рассказывать о разных Мирах. За разговорами время пролетело незаметно. Диаманта взглянула в окно – уже стемнело.

Пришла служанка и увела гостей наверх. Диаманте досталась комнатка с окнами на север, где уже была приготовлена постель с тонким белоснежным бельём, украшенным кружевами. Рядом с подушкой лежал мешочек с душистыми травами, наполняя комнату необычным приятным запахом.

Диаманта села у туалетного столика, посмотрелась в зеркало, потом подошла к окну. Над неподвижными соснами блестели звёзды. В комнате было уютно, спокойно, как дома, но этот уют оказал на Диаманту обратное действие: разом нахлынули все нерешённые вопросы, опасности и скорые расставания. Она упала на постель и горько расплакалась, уткнувшись лицом в подушку.

Вошёл Мариен и растерялся.

– Ты что? Ну что ты?

Она села и вытерла слёзы.

– Что случилось? – повторил он и сел рядом с ней. – Боишься ехать в Эжант?

Диаманта молча кивнула.

– Не бойся. Аксиант всё устроит. Главное – не паникуй по пустякам. У страха глаза велики.

– А как же ты? В горах опасно!

– Ничего подобного! – возмутился Мариен. – Ничего опасного, если думать головой и не делать глупостей! Зато я увижу Фида! Диаманта, такой шанс выпадает раз в жизни!

– Это да… – вздохнула она.

– Если я сейчас откажусь, всю жизнь буду жалеть потом! Вот, возьми, – он протянул ей ключи. – Спи. Всё будет в порядке.

 

Наутро после завтрака Мариен собрался в путь. Прохладный северо-западный ветер нёс белые облака, бросавшие живописные тени на луг напротив дома и на лес.

– Когда же мы теперь встретимся? – спросила Диаманта, когда они вышли на крыльцо.

– Не знаю, – ответил Мариен. – Но надеюсь, что скоро.

– Это зависит только от Фида, – пояснил Аксиант. – Думаю, осенью или зимой.

Диаманта вздохнула и обняла брата.

– До встречи!

– Не беспокойся обо мне. Главное, береги себя, будь осторожна! Лили, а ты присматривай за Диамантой!

Лили закивала, и её глаза немедленно увлажнились.

– Удачи тебе, Мариен!

Он спустился с крыльца и вскоре скрылся за деревьями.

– Одно важное дело сделали, – удовлетворённо произнёс Аксиант, возвращаясь в дом, и знаком пригласил подруг сесть за стол. – Теперь пойдём дальше. Как я уже говорил, до Зота я вас провожу, а в Эжант вы пойдёте с Коннором. Он живёт в Зоте. Ваш ровесник. Конечно, не особенно образованный, даже совсем необразованный. Не то что вы. Но человек надёжный.

– А кто он, ваше высочество? – спросила Диаманта.

– Сын одного моего старого друга, гвардейского офицера… Всё, что вам нужно – это добраться до Эжанта и немедленно отправиться на Зелёную улицу. Увидите такой необычный дом с башней. Там живёт астроном Ти. Мой друг, замечательный человек. Отдадите ему письмо, которое я напишу. Он покажет дверь, за ней будет каменный коридор, заполненный туманом. Не бойтесь, идите до конца, и окажетесь в Мире Эстуар, в Лиануре – это столица. Пойдёте во дворец. Вас проводят к королеве Аите. Отдадите ей моё письмо и ключ и тем же путём вернётесь назад. Я встречу вас прямо у дверей. Учтите, что время в Эстуаре идёт иначе. Пока вы будете там, для вас пройдёт несколько часов, а здесь – несколько дней.

Вскоре отправились в Зот. Аксиант любезно предоставил подругам свою карету, а сам поехал верхом на великолепном гнедом коне по кличке Келт.

 

Зот оказался городом шумным, беспокойным и грязным. Его архитектура отличалась от таринской. В Тарине улицы были узкими, но расположенными правильно, так что там легко ориентировались даже приезжие. А в Зоте улицы и переулки как будто нарочно старались превратиться в лабиринт, извиваясь среди похожих домов, построенных из серого камня, а чаще – из мрачного коричневого кирпича.

Карета остановилась около неприметного двухэтажного домика на Медной улице. Аксиант постучал в дверь. Открыла старушка в тёмной вязаной шали и спросила ворчливо:

– Что вам нужно?

– Здравствуйте. Нам нужен Коннор.

– Он на работе. Придёт не раньше семи.

– Вы ведь сдаёте комнаты.

– Да, – кивнула хозяйка и прищурилась. – А откуда вы знаете?

– Мы хотим снять у вас две комнаты на одну ночь, – сказал Аксиант, не ответив.

– Хорошо, но я беру за ночь одну серебряную монету.

– Мы согласны.

Хозяйка пригласила их в дом.

– Меня зовут Ида. А вы кто будете?

– Я Аксиант. Это Диаманта, это Лили.

– Мы из Тарины, – добавила Диаманта.

– А, слыхала. Я сама там не бывала, но у меня там родственница живёт. Большой город – ещё бы, там сам король. Вы, поди, привыкли к удобствам, но у меня всё по-простому, – говорила Ида, пока они поднимались на второй этаж.

Она открыла дверь и показала им две уютные, чистые комнатки с выбеленными стенами и старомодной мебелью.

– Ну что? Остаётесь?

– Разумеется, – ответил Аксиант.

– Тогда располагайтесь, как вам удобно. Вы мне нравитесь, люблю воспитанных гостей. Сейчас много хулиганов развелось, я уж и не говорю кому попало, что сдаю комнаты. Но если отец с дочерьми – другое дело. Если что – я внизу.

Ида вышла из комнаты. Аксиант надел плащ.

– Я по делам. А вы, дочери, никуда не выходите из дома.

Подруги рассмеялись.

– Когда вы вернётесь, ваше высочество?

– Постараюсь побыстрее, Диаманта. Если вдруг Коннор придёт раньше меня, познакомьтесь с ним, но не говорите о наших планах, чтобы не услышала хозяйка или кто-нибудь ещё. Я сам ему всё объясню. Думаю, вы отправитесь на север завтра утром.

– Пешком?

– Да. Кружной дорогой идти вполне безопасно. Коннор знает её как свои пять пальцев.

Аксиант ушёл. Подруги с большим удовольствием устроились в комнате, отдохнули и спустились попить чаю.

Шло время. Аксиант не возвращался. Зато раньше времени вернулся Коннор – не в семь, как обещала Ида, а в пять. Это был высокий, крепкий черноволосый молодой человек, от которого так и веяло бодростью и энергией. Он вошёл в гостиную, где они сидели, и громко сказал:

– О, вы здесь. Здравствуйте! Я встретил Аксианта, всё знаю про ваше дело. Знаю, вы из Тарины. Расскажите-ка о себе. Вот ты чем занимаешься? – обратился он к Лили, которая ему сразу приглянулась.

– Учусь в университете, – смущаясь, ответила Лили.

– Что-что? А разве девушки там учатся?

– В Тарине – да, – сказала Диаманта.

– Вот диво неслыханное! И что изучаете?

– Литературу, древние языки, – ответила Лили.

– А зачем они? Разве ими кто-то пользуется?

– На них же много книг написано, – напомнила Диаманта с улыбкой.

– А я книги не читаю. У меня есть несколько, но что в них толку? Куда веселее просто прогуляться по городу вечерком… Значит так, красавицы. Сейчас я поем, а через полчаса можно и правда пойти прогуляться.

– Нет, мы не пойдём, – ответила Диаманта.

– Ну вот, взяла и всё за всех решила. А я ни за что не поверю, что Лили не пойдёт со мной посмотреть город!

Лили пробормотала что-то невразумительное и робко улыбнулась, опустив голову.

– Ну что, идём? Да не стесняйся, тут все свои!

– Понимаешь… как тебе сказать… – Лили замялась. Диаманта хотела объяснить, в чём дело, но рядом стояла Ида. Диаманта едва заметно кивнула на неё, надеясь, что Коннор догадается, но ничуть не бывало.

– Вижу, Лили, что ты согласна. Молодец! У тебя полчаса на сборы.

Диаманта увела подругу наверх и сердито прошептала:

– Ты что?! Нам нельзя выходить из дома!

– А может, ничего? За мной вроде бы не следят…

– Лили, да что с тобой такое?! У вас с Коннором в путешествии будет уйма времени, чтобы познакомиться!

Лили вздохнула.

– Сейчас Коннор сюда поднимется, и я ему скажу, что не пойду. Просто так жалко его обижать… Он мне очень понравился, – призналась она и порозовела.

Вскоре снизу раздался голос Коннора, призывавший Лили спуститься.

– Я сейчас, – она поправила волосы и выбежала. Через некоторое время хлопнула входная дверь. Диаманта спустилась следом. В гостиной не было никого, кроме Иды.

– А где Лили и Коннор?

– Ушли гулять. А ты что не пошла с ними? Вон какой хороший вечер.

– О Небо, – выдохнула Диаманта, прислонившись к стене.

Чтобы унять беспокойство и скоротать время, Диаманта поднялась к себе, достала дневник и стала перечитывать старые записи, то и дело поглядывая в окно в надежде увидеть Аксианта. Вечерело. Свет солнца сделался золотистым. Улица постепенно погружалась в тень, особенно глубокую в узком переулке на противоположной стороне.

Вдруг Диаманта заметила в этой тени какое-то движение, которое заставило её насторожиться. Она присмотрелась внимательнее и ахнула: это были люди в тёмных плащах, очень похожие на солдат Рэграса.

– Дождалась, – прошептала она. Аксиант всё не возвращался. Нужно было срочно решать, что делать. Внутренний голос, вопреки совету Аксианта, настойчиво предлагал как можно быстрее покинуть дом.

Диаманта быстро сложила вещи в рюкзак, спустилась и спросила у Иды, скрывая волнение:

– А здесь поблизости нет спокойного дворика? Так хочется посидеть на воздухе в тишине.

– Понимаю. Я тоже не люблю шум. Пройди по коридору направо, там чёрный ход, ведёт во двор.

Диаманта быстро направилась туда и услышала властный стук в дверь, голос Иды: «Кто там?» и холодный ответ: «Откройте!». – «Я не открываю кому попало!» – проворчала Ида, и Диаманта понадеялась, что она задержит людей Рэграса хотя бы ненадолго. «Откройте, именем короля!»

Диаманта вышла во двор, с ужасом представляя, что будет, если он окажется глухим. Но, к счастью, оттуда можно было попасть во двор соседнего дома. Там одиноко играл маленький мальчик. Под его удивлённым взглядом Диаманта миновала двор и оказалась в переулке, а потом вышла на улицу, которая вела к рынку. Осторожно оглянулась, но не заметила никого, кроме одиночных прохожих.

Она быстро пошла вперёд. На рыночной площади было ещё много народу, несмотря на вечер. Впереди на краю дороги, чуть покосившись, стоял фургон, крытый светлой тканью.

Диаманта очень надеялась, что сумела уйти от преследователей, но чувство тревоги не оставляло её, и она продолжала внимательно смотреть по сторонам. Опасения подтвердились: на улице впереди, не привлекая внимания толпы, стояли несколько человек в тёмных плащах. Осторожно обернувшись, Диаманта заметила, что сзади тоже появились четверо или пятеро.

– Что мне делать?! – спросила она сама себя, пытаясь унять страх и придумать хоть какой-то выход. «Здесь много народу, можно затеряться в толпе. Надо воспользоваться этим… Может, зайти на рынок?» – решила она и направилась туда, но увидела в пёстрой толпе солдат в тёмном и замерла.

– Пропустите, – проворчал какой-то мужчина сзади. Диаманта отошла в сторону. Но стоять здесь было нельзя, чтобы не привлекать внимания.

Тут выходящие с рынка люди ненадолго закрыли Диаманту от возможных наблюдателей, и она, повинуясь внезапному порыву, быстро забралась в фургон, стоявший рядом, и поправила ткань, закрывавшую вход. Теперь можно было перевести дух.

Конечно, Диаманта опасалась, что хозяева фургона, обнаружив её здесь, решат, что она воровка – но иметь дело с ними в любом случае было безопаснее, чем с Рэграсом и его солдатами. А осмотревшись, она поняла, что красть тут нечего, даже если бы ей очень захотелось. В фургоне не было ничего, кроме выцветших покрывал на сиденьях по бокам, старой одежды, висевшей на дужках, пустой корзины и пары мешков на полу.

Диаманта некоторое время сидела, едва дыша, пытаясь в щёлку между полотнищами рассмотреть, что творится на рынке, но видно было очень плохо. Похоже, её хитрость удалась. Диаманта на всякий случай пересела поглубже, за висящий плащ, чтобы её не увидели, если кто-то сюда заглянет. Она сделала это вовремя: ткань отодвинулась, заставив её внутренне сжаться. Но это были не люди Рэграса, а хозяин фургона, который принялся складывать в фургон мешки. Он не заметил Диаманту, а она увидела только его руки, которые, судя по всему, принадлежали молодому человеку.

Через минуту фургон тронулся. Дорога была неровной, с выбоинами и рытвинами. Диаманту раздирали сомнения. С одной стороны, ей хотелось вернуться в дом Иды – о том, чтобы отправиться в Эжант в одиночку, она боялась даже думать. А с другой – возвращаться было очень рискованно. Всё-таки она выбрала первое и решила выскочить из фургона прямо на ходу. Подождала ещё немного, собралась с духом и отодвинула полотнище, закрывавшее вход. От волнения чувство времени её подвело: они уже покинули город и сейчас ехали через предместья. Темнело, низины покрывал туман. В домах, уже деревенских, а не городских, закрывали ставни.

Диаманта обругала себя за недальновидность. Возвращаться одной через ночные предместья было страшно. К тому же, возница, как нарочно, прикрикнул:

– Но, Фита, н-но! Пошла!

Они поехали быстрее. Диаманта побоялась выпрыгивать. Сейчас ничего не оставалось, кроме как довериться судьбе и дождаться, когда фургон остановится, а там – будь что будет.

Она прислонилась к бортику и стала ждать, слушая стук копыт и скрип колёс. Тут к этим звукам присоединился ещё один: хозяин фургона начал негромко напевать. Диаманте показалось, что голос она как будто слышала раньше, как и мелодию. А когда разобрала слова, её охватило чувство невероятного удивления и радости.

На большой земле тропинок много,

Но всего одна дорога –

Уведёт меня на самый край земной,

Чтобы встретиться с тобой.

Что случится завтра, неизвестно,

Об этом знает только песня.

Ветер странствует по свету,

И мы вместе с ним,

А дорогу назову я именем твоим.

Песенка закончилась, и невидимый певец начал напевать другие песни или просто мелодии без слов. Наконец фургон остановился. Судя по прохладе и аромату сосен, наполнившему воздух, они добрались до леса.

 

Читать дальше »

 

vinietka