РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 12. Гайер

Диаманта задремала только под утро. Её разбудили нервные голоса и быстрые шаги в коридоре. Она быстро привела себя в порядок, вышла из комнаты и тут же наткнулась на Зерину, которая с горестным видом сообщила:

– Зейт сбежал!

– Как сбежал?!

– Сегодня ночью! Через окно! С ним оставалась Нетти и не заметила, как заснула, а он только того и ждал!

– Но зачем он это сделал?

– Ох, не знаю!

– Ясно, зачем, – сказал подошедший Харт. – Доложить Тербеку на всякий случай обо всём, что здесь творится. Наверняка подслушивал наши разговоры!

Прозвонили к завтраку, все спустились в столовую. Когда расселись за столом, Мариен сказал:

– Вариантов у нас два. Либо мы будем сидеть и ждать, когда Тербек заявится сюда с солдатами и отберёт ключ, либо опередим его и сами начнём действовать.

– Об этом даже речи нет, – отрезал Гидеон.

– Ваш отец вернётся только завтра, ваше высочество! – возразил Мариен. – А Тербек может приехать в любую секунду! Надо отдать ключ Лунной Королеве!

– Я запрещаю вам это делать! Это же риск на грани безумия! Ни отец, ни дядя Рэграс нас не похвалят, если мы поднимем панику на пустом месте. Ну и что, что Зейт сбежал. Это ещё ничего не значит! Вот если мы сейчас сорвёмся и поедем в Лунный Мир, то выдадим себя. Тербек будет просто счастлив! Он именно этого и ждёт!

– В самом деле, это неразумно, – согласилась Елена.

– Да, Эдвин, заварил ты кашу с этим Зейтом, – проворчал Харт.

Эдвин непонимающе посмотрел на него.

– Ты тоже осуждаешь меня за то, что я спас человека?

– Да! Да! Кому нужна его трижды никчёмная жизнь? Он предатель, трус, я трусов ненавижу, сам знаешь! Он ведь сбежал не просто так! Доложит всё Тербеку…

– Вот поэтому я тоже думаю, что надо немедленно отвезти ключ в Лунный Мир, – сказал Дин. – Это не такой большой риск. Ну представьте, что будет, если Тербек со своими солдатами заявится сюда. Как мы сможем от него защититься? Мы в этом доме как в ловушке!

– В ловушке?! – Гидеон начал выходить из себя. – В ловушке мы окажемся, если сейчас сорвёмся и поедем в Лунный Мир! И глупо погибнем по дороге! И с чего вы взяли, что имеете право решать, что делать с ключом?! Я приказываю вам оставаться в доме. Это не обсуждается! Ясно?!

Тут в дверь громко постучали, и послышался голос Тербека: «Откройте, именем его высочества Рэграса!»

У Диаманты всё упало внутри.

– Дождались! – прошептал Харт. – Что будем делать?

– Ваше высочество, скорее создайте переход ключом, мы ещё успеем убежать отсюда! – предложил Мариен.

– Что? Да как ты смеешь?! С какой стати я побегу из собственного дома?!! Нет, он не посмеет сюда войти. Наглец! Сейчас я с ним разберусь, – Гидеон направился к двери.

Эдвин решительно взглянул на Диаманту.

– Дай мне ключ.

Она растерянно протянула ему ключ, который всегда носила в кармане. Эдвин схватил свою куртку и побежал к двери чёрного хода, чтобы попасть в конюшню.

– Нельзя, это опасно! – сказал Дин.

– Стой! – воскликнула Зерина.

– Давай лучше я! – предложил Харт.

– Не смей! – крикнул Гидеон. – Немедленно отдай ключ!

Гидеон, Диаманта, Харт, Зерина и Мариен кинулись за ним, но не успели толком ничего сказать – он быстро вывел Альта на улицу.

Когда Эдвин выбежал из комнаты, Елена попыталась хотя бы ненадолго задержать Тербека. Она медленно открыла дверь и сказала:

– Добрый день, полковник. Что вам нужно?

– Его высочеству Рэграсу немедленно нужен ключ от Лунного Мира!

– А где его приказ или письмо с объяснениями?

– Достаточно моего слова! Немедленно отдайте ключ!

– О чём вы говорите? – удивилась Елена. – Рэграс приказал хранить ключ как зеницу ока и не передавать его никому ни при каких обстоятельствах. Так что, боюсь, мы не сможем выполнить вашу просьбу.

– Елена, я очень уважаю вас, но прошу, не ломайте комедию! – обычная вежливость Тербека сменилась холодным раздражением. – Если вы не отдадите ключ добровольно, я заберу его силой!

В этот момент мимо крыльца проскакал Эдвин. Лицо Тербека исказилось яростью. Он приказал:

– Двадцать человек остаются охранять дом, остальные – в погоню! Схватить его любой ценой!! – и повернулся к Елене. – Каждый, кто попробует выйти из дома, будет немедленно убит. К вам и Гидеону это тоже относится. Сожалею, – кинул он и ушёл.

Диаманта без сил опустилась на диван.

– Эдвин… Что с ним будет? Они же его убьют!

Тут вбежал разъярённый Гидеон.

– Где Тербек?!

– Наговорил гадостей и ушёл, – ответила Елена. – Отправил погоню за Эдвином, выставил солдат около дома, сказал, что кажого, кто попытается выйти отсюда, убьют.

– Мерзавец! Пусть только попадётся мне!

– А что сейчас делать, ваше высочество? – спросил Мариен. – Как помочь Эдвину?

– А что ему помогать? Пока Тербек доберётся до Орты, Эдвин уже будет в Лунном Мире. Ни одной лошади Мира Дня не обогнать Альта. А в Лунном Мире время идёт иначе. Отец уже успеет вернуться.

Елена отрицательно покачала головой, а на вопросительный взгляд Диаманты ответила:

– Аксиант недавно говорил, что Лунная Королева собиралась изменить в своём Мире ход времени, сделать его таким, как здесь. Но не бойтесь, она в любом случае придумает что-нибудь, чтобы уберечь Эдвина от Тербека.

– Может, сообщите отцу, ваше высочество? – предложила Зерина. – Он должен знать, что всё так получилось!

– Отец сейчас у Фида, а Фид знает всё.

У Диаманты всё валилось из рук. Она то и дело посматривала в окно, около которого стояли два вооружённых до зубов солдата, а за ними виднелась пустынная улица.

Днём во двор прибежал Альт – один, без Эдвина, и тревожно заржал.

– Альт, милый, что случилось? – Елена погладила коня. – Он беспокоится.

– Но что могло произойти?

– Не знаю, Диаманта. Может, Эдвин просто отпустил коня, а сам ушёл в Лунный Мир? Надейся на лучшее. Не бойся. Пока бояться нечего.

– Я стараюсь, – вздохнула Диаманта, ощущая, как что-то внутри сжимается всё сильнее и сильнее.

 

Эдвин подгонял коня, то и дело оглядываясь, нет ли погони. Вскоре он увидел на горизонте всадников. Сейчас его мысли занимало только одно: во что бы то ни стало успеть войти в Лунный Мир первым, а там – будь что будет. Альт чувствовал, что надо спешить, и нёсся что есть мочи.

Наконец показалась Орта. Эдвин обогнул её слева и выехал к развалинам старого замка. Легко нашёл знакомую пещеру и соскочил с коня.

– Жди, Альт!

Вход в коридор почему-то совсем не охранялся. И в переходе не оказалось знакомого тумана, хотя пространство стало меняться.

Наконец вдали показался слабый свет. Эдвин ступил на траву, освещённую Луной. Он стоял на опушке леса. Некоторое время ждал, что кто-нибудь появится, и уже собрался пройти вглубь Мира, чтобы найти Королеву, но она сама вышла к нему в платье из чёрного шёлка, высокая, суровая и одновременно мягкая, как ночь. Эдвин поклонился.

– Что тебе нужно в моём Мире, юноша?

– Ваше величество! Его высочество Аксиант выяснил, что полковник Тербек предатель. Предупредить его высочество Рэграса мы не успели. Тербек пришёл, чтобы отобрать ключ от вашего Мира. Мне удалось его опередить. Вот ключ.

– Тербек… Ну что ж. Спасибо тебе.

– Но его высочество Рэграс дал Тербеку ключ для срочных поручений. Тербек может открывать тёмные Миры. Вам угрожает опасность.

Королева некоторое время молчала. Потом произнесла:

– Всё, что ты сказал – правда. Я чувствую, что опасность уже близка…

Небо Лунного Мира неестественно быстро затянуло тучами. Стало холодно. Цветы в траве погасли и закрылись, лес сделался сумрачным.

– Мне очень больно принимать это решение, – вздохнула Королева, и в её голосе прозвучала такая печаль, что у Эдвина холодок пробежал по спине. – Но я должна закрыть мой Мир, чтобы сохранить его. Он откроется вновь, когда я получу знак это сделать. А тебе надо выбирать: остаться здесь или вернуться. Если ты останешься, ты будешь в полной безопасности. Но ты не из рода Гареров, а значит, забудешь всё своё прошлое, как только закроется дверь, и уже никогда не станешь прежним. Лунный Мир околдует тебя, завладеет твоей памятью, и ты вряд ли когда-нибудь вернёшься назад. Но ты будешь счастлив здесь.

– Спасибо, ваше величество. Только я вернусь в Мир Дня. Здесь очень хорошо, но…

– Ты рискуешь жизнью.

– Но… разве время в Лунном Мире не идёт иначе?

– Так было раньше. Недавно я соединила моё время со временем вашего Мира.

Эдвин опустил голову. Помолчал и сказал:

– Я всё равно должен вернуться. Спасибо вам, ваше величество.

– Ну что ж. Это твой выбор. Иди! Если я когда-нибудь смогу помочь тебе, я помогу – ты оказал мне неоценимую услугу.

– Ваше величество! А что мне передать его высочеству Рэграсу, чтобы он поверил, что я отдал вам ключ?

– Вот это, – сказала Королева, сняла со своего пальца перстень с белым камнем и протянула Эдвину. – Когда Рэграс наденет его, я почувствую…

Эдвин поклонился, положил перстень в карман и направился к выходу. Сзади глухо закрылась дверь, в замке повернулся ключ. Коридор исчез, осталась лишь неглубокая ниша в скале.

Эдвин собрался с духом и вышел под пасмурное небо Мира Дня. Увидел Альта, который радостно заржал, и быстро направился к нему, но с обеих сторон появились несколько солдат и схватили его за руки. Эдвин попытался вырваться, но не смог. Подошёл Тербек и приказал:

– Обыскать!

Солдаты обшарили его карманы и немедленно нашли перстень. Тербек прошёл к двери, обнаружил, что она закрыта, выругался со злостью и приказал:

– Забирайте его!

Эдвину грубо связали руки за спиной. Тербек крикнул:

– В замок! Быстрее!

Они помчались во весь опор. Альт некоторое время бежал за ними, потом остановился, печально посмотрел Эдвину вслед и свернул к дому.

 

Они добрались. Эдвин увидел над собой тёмно-серые башни огромного замка. Но долго рассматривать пейзаж ему не пришлось – открылись высокие ворота, и его ввели во внутренний двор.

Тербек приказал отвести его в подвал. После долгого пути по лестницам и коридорам конвоиры остановились перед тяжёлой дверью. Охранник отодвинул засов и распахнул её. Эдвина прямо со связанными руками втолкнули в тёмную камеру. Он едва удержал равновесие. Тербек вошёл следом и вставил факел в ржавый держатель у двери. На тёмных стенах заплясали нервные отсветы пламени.

Тербек схватил Эдвина за воротник, прижал к стене и сильно ударил по лицу, разбив ему губу.

– Сволочь! Скотина! Ты мне поплатишься за ключ! Сейчас здесь будет Рэграс. Имей в виду. Если скажешь ему хоть слово о том, что я хотел забрать ключ, и о перстне, который тебе дала Королева, я немедленно прикажу убить всех, кто остался в доме Аксианта, и сжечь его. И Рэграс не успеет меня остановить. Сейчас дом окружает двадцать человек охраны, они ждут моей команды. А твоя Диаманта умрёт первой. Так что лучше тебе взять вину на себя. Понял? Молчать на допросе ты всё равно не сможешь, – Тербек усмехнулся. – Ты закрыл Лунный Мир, а ключ спрятал. И всё потому, что терпеть не можешь Рэграса. Ты ведь хочешь сохранить жизнь своим друзьям? Тогда скажи, что они ни при чём, что ты один это придумал. И все останутся довольны.

– Подлец!

Тербек швырнул его на каменный пол и добавил:

– Если ты не будешь убедительным, тебя ждёт страшная смерть. И не только тебя.

Он забрал факел и ушёл. Дверь закрылась, тяжело лязгнул засов.

Эдвин с трудом сел. В камере было абсолютно темно. Где-то капала вода. Этот звук, как часы, отсчитывал время, своей монотонностью усиливая тоску и тревогу.

 

Солнце неторопливо опускалось к западу. В жизни Диаманты ещё не случалось дня, когда бы время шло так мучительно медленно. Она хотела подняться к себе, но вдруг вздрогнула, поморщилась и побледнела.

– Что с тобой? – Мариен подхватил сестру и посадил на диван.

– У тебя что-то болит? – Дин взял её за руку.

Зерина опрометью бросилась из комнаты и тут же вернулась с кружкой воды. Диаманта отпила глоток и промолвила:

– Эдвин… Ему очень больно…

Елена достала из шкафа флакончик с нюхательной солью и дала Диаманте. Это немного привело её в чувство.

– Ну что? Всё прошло? – заботливо спросила Зерина. – Мне кажется, это просто потому, что ты тревожишься. Мы все переживаем за Эдвина, но попробуй подумать о хорошем!

– Да, да, мне, кажется, получше… – Диаманта некоторое время приходила в себя, но потом вдруг ахнула и схватилась за запястья. – Ему плохо! Я чувствую, как ему плохо! Как больно!

– Что же делать? – растерялся Патал.

– Успокоиться! – строго сказал Гидеон. – Диаманта, возьми себя в руки!

Елена с беспокойством взглянула на сына и спросила у неё:

– Что ты чувствуешь? Попробуй описать как можно точнее. На что это похоже?

– Такая странная боль… Как от перстня, но сильнее… Я только знаю, что Эдвину очень больно! – выговорила она, закрыла глаза и вся как-то сжалась.

Елена едва слышно сказала:

– Это гайер.

– Что значит «гайер»? – не поняла Диаманта.

– Это значит, что Эдвина… – начал Гидеон, но Елена сделала ему предостерегающий жест. Выдержала паузу и произнесла:

– Аксиант рассказывал вам о гайере. Но он не сказал, что… Диаманта, пожалуйста, постарайся не терять присутствие духа.

– Говорите, я готова!

– Рэграс в исключительных случаях использует гайер как орудие пытки.

– Эдвина пытают?! – воскликнул Харт. – А что они хотят у него выпытать?! Какую тайну?!!

Гидеон пожал плечами.

– Эдвин забрал ключ, так что удивляться не приходится.

– Так надо выручать его!! Чего же мы ждём?!

– Подожди, Харт, – сказала Елена. – Сейчас нельзя поступать опрометчиво. Один неосторожный шаг – и все мы погибли.

– Да, остаётся только ждать. Мне одному с двадцатью солдатами не справиться, – добавил Гидеон.

– Так мы поможем!

– Поможете? Не смешите меня. Это вам не олухи короля Берота. Они вас перебьют, вы и ахнуть не успеете.

– Что делают с Эдвином? – спросил Мариен.

– На него надели оковы из гайера, – ответила Елена. – Диаманта, ты прикасалась к перстню Рэграса. Оковы вызывают такую же боль… Гидеон, попытайся как-нибудь выбраться отсюда!

– Нет, мама, нет. Риск слишком велик. Внутренний голос мне подсказывает, что пока не нужно ничего предпринимать.

– А если всё-таки попробовать? Столько времени! Не забывай, Эдвин связан с Миром Неба!

– А что это значит для него? – выговорила Диаманта.

– Не знаю, – Елена покачала головой. – Не знаю. Может, только боль, а может… Гайер ненавидит Мир Неба настолько, что может даже выйти из повиновения, чтобы уничтожить тех, кто ему служит. Но такое случается крайне редко. Надо надеяться на лучшее.

– Елена, скажите мне, – попросила Диаманта. – Сколько времени Эдвин… Сколько он сможет держаться?

– Не знаю. Думай о нём, твои мысли придадут ему сил. Надеюсь, Аксиант успеет. Гидеон, попробуй связаться с Рэграсом!

Гидеон скептически покачал головой и притронулся к перстню.

– Он не желает разговаривать.

 

Эдвин надеялся, что Рэграс задержится, но напрасно – за ним вскоре пришли. Охранники отвели его наверх, в просторный, роскошно отделанный кабинет. Там были Тербек и Рэграс.

Рэграс сказал с плохо скрываемой яростью:

– Лунный Мир закрыт. Ты закрыл его? Отвечай!

Эдвин взглянул ему в глаза и понял – на пощаду можно не рассчитывать. Но решил быть честным, насколько возможно.

– Нет.

– Тогда кто?

Эдвин не ответил. Пауза сделалась тягостной.

– Где ключ?

Эдвин опять ничего не ответил. Рэграс ждал довольно долго.

– Видите, ваше высочество, предатель молчит, – произнёс Тербек и обратился к Эдвину: – Пойми, что рассказать всё добровольно – единственный выход для тебя! Иначе тебя ждёт пытка.

Рэграс достал какой-то ключ и протянул дежурному офицеру.

– В северную башню его. Приготовить к допросу.

По крутой винтовой лестнице Эдвина привели в высокую башню. Офицер остановился на площадке перед дверью, обитой железом, и отпер тяжёлый замок.

За дверью была камера с невысоким сводчатым потолком, с одним узким окном. В дальнем углу лежала охапка несвежей соломы. Справа от входа стоял стол и скамья. С потолка на расстоянии вытянутой руки друг от друга свисали две цепи с браслетами из блестящего зеленоватого металла. Две такие же цепи, только совсем короткие, были вделаны под ними в пол. Эдвин сразу узнал гайер и тут же вспомнил, что чувствовал, когда прикоснулся к перстню Рэграса.

– Чего встал? Вперёд! – проворчал охранник, втолкнул его в камеру развязал ему руки.

– Снимай куртку и обувь, – приказал офицер. Эдвин, помедлив, подчинился и остался босиком, в рубашке и тёмных штанах. Его вещи бросили в угол.

Обычно в замке Рэграса допросы проводил палач с помощниками. Если требовалась пытка, как правило, использовали дыбу, тиски, огонь. Гайер применялся крайне редко, в исключительных случаях, когда дело было государственной важности и касалось непосредственно Рэграса – допрашивать с помощью гайера мог только он сам.

В камеру вошли Рэграс и Тербек. Рэграс приказал:

– Камень убрать.

И талисман, с которым Эдвин не расставался, сняли.

Рэграс кивнул охранникам, они подвели Эдвина к цепям, подняли ему руки и хотели заключить в браслеты, но едва гайер коснулся Эдвина, браслеты ярко вспыхнули. Эдвин вздрогнул от боли и отдёрнул руки.

Рэграс задел перстень, и гайер погас.

– Надевайте.

Охранники надели на Эдвина цепи – на этот раз они остались холодными. Рэграс снова тронул перстень, камень сверкнул, браслеты, глухо звякнув, сомкнулись. Рэграс велел охране выйти.

Теперь Эдвин стоял с поднятыми, разведёнными в стороны руками и ногами, крепко прикованными к полу – ножные оковы не давали возможности даже переступить.

– Где ключ от Лунного Мира? – спросил Рэграс.

Эдвин не ответил. Тербек злобно смотрел на него.

Рэграс коснулся перстня. Гайер странно засветился белым светом с холодным зеленоватым оттенком, и Эдвин почувствовал страшную боль, которая обожгла его руки и ноги и пронзила всё тело. Он изо всех сил стиснул зубы и едва сдержал стон. Браслеты погасли. Эдвин с облегчением выдохнул.

– Где ключ?

Гайер снова загорелся, на этот раз ярче. Эдвин резко выгнулся, запрокинув голову, как будто его сильно ударили по спине. Его лицо мгновенно покрылось мелкими капельками пота.

– Где ключ? – сурово повторил Рэграс. Гайер продолжал гореть.

– Он знает, ваше высочество, – напомнил Тербек.

– Я знаю, что он знает, – раздражённо ответил Рэграс и погасил оковы. – Ты в любом случае умрёшь. Разница только в одном. Если скажешь сейчас, то умрёшь легко и быстро. А если будешь молчать, то умирать будешь медленно и мучительно! Где ключ? – крикнул он.

Гайер вспыхнул, Эдвин застонал и рванулся от нечеловеческой боли, поранив запястья до крови – но цепи держали крепко. От резкого движения стало хуже, все четыре браслета врезались в кожу и запылали. Эдвину показалось, что они сейчас прожгут его руки и ноги.

Эта вспышка продолжалась больше минуты. Когда оковы погасли, Эдвин повис на цепях, бледный, обессиленный, пытаясь хоть немного перевести дух.

– Я жду!! – заорал Рэграс. – Или хочешь ещё?

 

Закат, как нарочно, был красный, тревожный.

– Ваше высочество, может, вам всё-таки поехать к его высочеству Рэграсу? – в который раз обратился Мариен к Гидеону. – Вы же Гарер! Может, я и ошибаюсь, но мне кажется, что вы смогли бы справиться с этой охраной и помочь Эдвину. Ведь солдаты вашего дяди взяли Варос тоже во многом благодаря вам! У вас в руках огромные силы! Неужели двадцать солдат для вас – препятствие?

Гидеон достал из шкафа книгу и уселся в кресло у камина.

– Нет, я не поеду.

– Но почему, ваше высочество?!

– Это не имеет смысла. Думаешь, Эдвин станет молчать под пыткой? Да эту пытку даже Гареру трудно выдержать, а обычному человеку просто невозможно! Эдвин уже наверняка рассказал дяде всё, что знает и не знает. Если Тербек снова заявится сюда, я буду защищаться. А ехать сейчас – рисковать впустую.

– Впустую?!! Да ты же просто трус и… – закипел Харт.

– Что?! – Гидеон вскочил.

Зерина сильно дёрнула Харта за рукав и что-то шепнула ему на ухо. Он угрюмо замолчал. На его скулах ходили желваки. Вмешалась Елена:

– Успокойтесь, сейчас не время выяснять отношения! И всё-таки, Гидеон, раз Эдвин в гайере, значит, что-то пошло не так! Значит, Тербек вынудил его молчать! Попробуй ещё раз связаться с Рэграсом!

Гидеон нехотя прикоснулся к перстню.

– Он не хочет разговаривать… Но это уже неважно. Что бы там ни было, Эдвин не сможет молчать в оковах из гайера! А значит, не умрёт под пыткой. Не думаю, что дядя что-то сделает с ним до приезда отца. Ну посадит в подземелье, но ведь это не смертельно. А вот оставить вас без защиты – это будет просто вопиющая глупость!

– А если Эдвин будет молчать? – произнёс Мариен. – Он не трус! Я уверен, что он ничего не скажет! Тогда промедление его погубит! А помочь ему можем только мы! Нас ведь много, можно договориться и напасть на солдат Тербека одновременно! А потом вы, ваше высочество, поедете к вашему дяде и всё ему объясните!

– Опять… Ну чего вы хотите? Чтобы от рук Тербека пострадал не один Эдвин, а кто-нибудь ещё? Всё не так просто, и эта охрана около дома – не какие-нибудь болваны. Тербек отобрал лучших людей! Они только и ждут, что мы попытаемся выбраться отсюда! И наверняка есть дополнительная охрана, о которой мы не знаем! Хотите, чтобы нас перестреляли как зайцев, а тех, кто уцелеет, сожгли вместе с домом?! Поверьте мне, Тербек не из тех, кто зря бросается словами. Единственный выход для нас – ждать! Завтра отец приедет, и Тербека арестуют и казнят.

– А как же Эдвин… – вымолвила Вильта.

Гидеон только развёл руками.

 

Рэграс допрашивал Эдвина уже несколько часов, но ничего не добился – Эдвин молчал.

Минуты казались ему днями. Алый закат отгорел, стемнело, и теперь камеру освещали только холодные вспышки гайера и коптящий факел на стене, пламя которого вздрагивало и трепетало от ветра, задувавшего в узкое окно. Рэграс сидел за столом, Тербек ходил туда-сюда.

Эдвину казалось, что его поставили на огромный костёр. Он пытался вырваться из оков, но они держали его мёртвой хваткой, а огонь гудел, разгорался всё сильнее, охватывая и сжигая тело. Явь и видения смешивались, боль нарастала и нарастала. Казалось, ещё чуть-чуть – и он не выдержит, неукротимое пламя поглотит его, разорвёт, превратит в пепел. Его мысли превратились в дикий крик: «О Небо, как больно, о Небо!!!» – но усилиями воли он снова и снова возвращался к реальности и снова и снова твердил себе: «Это не может продолжаться вечно… Скоро будет передышка… Ещё немного… Если я не вытерплю, все погибнут…» – стискивал зубы и молчал.

Когда гайер в очередной раз погас, у Эдвина потемнело в глазах, и он повис на цепях, лишившись сил. Рэграс позвал охранника.

– Принеси воды.

Тот ушёл и через минуту вернулся с ведром.

– Приведи его в чувство.

Эдвину плеснули в лицо. Через некоторое время он открыл глаза.

– Ваше высочество! Насколько я знаю, этот мерзавец любит Диаманту, – мстительно улыбаясь, процедил Тербек. – Так, может, раз он не хочет разговаривать, поспрашивать её?

Эдвин поднял голову и с болью посмотрел на них, но промолчал.

– Диаманта вряд ли знает то, что мне нужно.

– Но ведь, ваше высочество, у каждого есть слабое место. Если этому негодяю мало собственных страданий, возможно, на него подействуют страдания близких?

– Действенный способ, только не для меня, – сухо возразил Рэграс. – Отвечать должен тот, кто виноват.

С самого начала допроса молчание Эдвина выводило Тербека из себя. Сейчас он не сдержался. Подошёл к Эдвину, поднял его голову, посмотрел ему в глаза и заорал:

– Ты слышишь?! Говори, сволочь!! Ну почему ты молчишь?!! – после чего сильно ударил его кулаком под рёбра.

– Отставить! – приказал Рэграс.

– Простите, ваше высочество. Не могу спокойно смотреть на этого мерзавца!

– Хватит гайера. У нас впереди много времени.

Эдвин взглянул на Рэграса и неожиданно для себя увидел его страдающим и слабым. Ему стало остро жаль его. Рэграс прикоснулся к перстню, гайер загорелся, накатила новая волна кромешной боли. Всё поплыло перед глазами.

– Молчишь – значит, тебе ещё мало, – невозмутимо произнёс Рэграс, и последовала новая вспышка, более жестокая, чем предыдущая. От боли у Эдвина замерло сердце. Он совсем обессилел и уронил голову на грудь.

– Где ключ?

Рэграс ещё раз задел перстень, и гайер загорелся так, что Тербек прикрыл глаза, взглянув на оковы. Эдвин потерял сознание.

Рэграс позвал охрану, освободил Эдвина и приказал положить его в угол на солому. Запер камеру и вместе с Тербеком ушёл в кабинет.

 

Давно стемнело. Диаманта сидела в гостиной, чувствуя, что Эдвину всё хуже и хуже.

Харт нервно ходил из из угла в угол.

– Время идёт! Нельзя ждать! Нельзя!!

– Харт, посиди немного, не заводись! – наконец попросил Дин.

– Да не могу я сидеть, когда Эдвин там мучается!!!

– Лунный Мир закрыт? – спросила Елена.

Гидеон подошёл к окну и кивнул.

– Закрыт. Луна не взошла, хотя небо ясное.

Харт посмотрел на него с нескрываемым презрением.

– Его высочество боится. А мы-то чего ждём?!

Гидеон побледнел от гнева.

– Я сейчас убью тебя! – он выхватил кинжал, но Елена схватила его за руку и воскликнула:

– Не смей!

Он помедлил, вложил кинжал в ножны и сел в кресло, бледный от ярости. Харт махнул рукой и отошёл. Повисла тоскливая тишина.

Часы пробили десять.

– Ну как ты? – участливо спросила Зерина у Диаманты.

Диаманта ничего не ответила, только крепче обхватила себя руками, как бы закрываясь.

Харт сел и ударил себя кулаком по колену.

– Не понимаю, почему это досталось именно Эдвину. Да его пытать – всё равно что…

– Хватит! Не умрёт он! – оборвала Зерина. – Если мы не можем ничего сделать, давайте хотя бы Диаманте сердце не рвать! Посмотри, на ней и так лица нет – и ты ещё добавляешь!

– Зерина, не кричи на меня!

– Я не кричу!

– Не падай духом, девочка, Эдвину это поможет, – посоветовал Дин.

– Я знаю, – кивнула Диаманта.

Мариен ушёл наверх и через минуту сбежал по лестнице с раскрытой книгой в руке.

– Она открылась на твоей истории про Адриана!

– Где? Дай посмотреть!

 

Много подвигов совершил доблестный рыцарь Адриан, в разных местах приходилось ему бывать, и везде он сражался с несправедливостью и убивал врагов. Рыцарь странствовал по Великому Миру, мечтая отыскать путь в Мир Неба. Но он не видел и не мог найти этот путь. Он встречал в Мире Дня и в других Мирах много зла, и меч его карал виноватых, возвращая обиженным отобранное имущество или поруганную честь. Он видел чудовищ, способных истребить весь род людской, и уничтожал их. Но Адриана не покидала тоска по Миру Неба, и не знал он, как отыскать дорогу туда, и не мог найти никого, кто бы рассказал ему об этом. Его сердце начали терзать сомнения в том, верный ли путь он избрал.

И вот однажды он увидел необыкновенный сон. Он видел многих опечаленных людей, жён, потерявших мужей, детей, горько оплакивавших отцов. Он видел несправедливости, творившиеся в местах, где он когда-то воевал. Он видел глухие леса и пещеры, в которых стенали дикие звери, раненые или потерявшие своих родичей и оставшиеся без жилища и защиты. Много ужасных картин увидел Адриан. Он очнулся потрясённый, со слезами на глазах, пытаясь понять, что означает это видение.

Некоторое время спустя он встретил мудреца, который когда-то рассказал ему о Дороге. Мудрец радостно приветствовал Адриана, и они провели весь вечер за беседой. Наконец мудрец спросил рыцаря: «Я вижу, что дух твой неспокоен, и на твоём сердце тяжесть. В чём причина твоей тревоги?» Адриан рассказал ему о своём сне и о своих сомнениях. «Я честно выполняю свой долг, но что-то не даёт мне покоя, словно я совершил ошибку. Ты мудр, и тебе ведомо многое. Скажи, верно ли я живу?» Мудрец вздохнул и ответил: «Во сне дан ответ на твой вопрос. Ты приходил с мечом, чтобы защитить справедливость и добро, но добился лишь того, что видел. Те, кого ты убивал, заслуживали наказания, но смерть от твоего меча лишила их возможности понять свои ошибки; ты покарал их, но не смог пробудить их совесть, и они умерли в ненависти. Дикие звери, с которыми ты сражался, не должны были умереть, ибо они не собирались причинять никому вреда, несмотря на свой ужасный вид. Те, кому ты помог получить власть, впоследствии творили бесчестья, а семьи убитых тобою до сих пор несчастны». – «Но что же мне делать, о мудрый человек? – спросил Адриан в глубокой печали. – Как мне искупить свою вину? Я мечтаю найти дорогу в Мир Неба, но теперь мне ясно, что я далёк от этого Мира так же, как далёк от звёзд, сияющих в ночной темноте». – «Скажи мне, Адриан, есть ли в Мире Дня кто-нибудь, властный запретить солнцу и звёздам светить со свода небес?» – «Нет, в Мире Дня нет столь могущественного властителя». – «Есть ли в нашем Мире кто-нибудь, властный остановить ход времени или повернуть его назад?» – «Нет, даже Гареры, для которых время идёт медленнее, чем для простых людей, подчиняются его ходу». – «Есть ли на свете сила, способная победить Любовь?» – «Нет, я не знаю такой силы». – «А стал бы ты защищать воина столь могущественного, что он способен победить всех тёмных королей сразу?» – «Нет, никогда. Зачем защищать того, кто не нуждается в защите? Я был бы счастлив стоять под знаменем столь прославленного воина, но предложить ему свою защиту означало бы оскорбить его!» – «Ты сам ответил на свой вопрос. Мир Неба – это Мир Света и Любви. Зачем же ты защищаешь его мечом? Ты хочешь стать рыцарем Любви. Но разве подобает рыцарю Любви нести другим смерть?» – «Но что же мне делать, мудрый человек? Ведь мой долг – восстанавливать в Мире справедливость!» – «Ты выбрал своей королевой Любовь. Ты выбрал своим королём Свет. Так стань под их знамёна и будь им подобен, и действуй так, как действовали бы они сами». – «Означает ли это, что я больше не должен никого убивать, причинять другим боль, вызывать страх?» – «Истинно так. Слуге Любви не нужны доспехи, мечи и стрелы». – «Но что станет моим оружием и моей защитой?» – «Великая сила, которая не убывает и не иссякает; та сила, благодаря которой живёт Великий Мир. Если ты поймёшь мои слова, Адриан, тебе будет дарована честь стать рыцарем Мира Неба».

 

Рэграс и Тербек вернулись в кабинет. Рэграс сел в кресло у камина, задумался о чём-то и долго молчал, глядя на огонь и поглаживая бородку. Тербек стоял рядом и не сводил с него глаз. Было тихо, только потрескивали дрова.

Наконец Рэграс произнёс:

– Почему Эдвин молчит? Тут что-то не так.

– Он же понимает, что признание станет ему смертным приговором. Вероятно, надеется на помощь Аксианта, который вернётся завтра. Так доложил мне Зейт.

– А где этот Зейт?

– В Адаре.

Рэграс позвал офицера.

– Немедленно доставить Зейта ко мне.

Тербек объяснил, как найти посыльного. Офицер ушёл.

– Дом Аксианта под охраной?

– Под надёжной охраной, ваше высочество.

– Раз там заговор, как ты говоришь, то надо его раскрыть, пока они не разбежались и пока Аксиант не вернулся. Так… отправляйся туда сейчас же и привези ко мне абсолютно всех, кто находится в доме.

Тербек побледнел, но пошёл выполнять приказание.

– Да, – сказал Рэграс вдогонку. – Отдай мне ключ от Мира Арз.

Тербек достал красный ключ и протянул ему.

– Что это у тебя так дрожат руки? – заметил Рэграс насмешливо.

– Дрожат? Не замечал… Ваше высочество, может быть, лучше воспользоваться ключом?

– Нет, поезжай так. Никого не упустить! И никого не убивать, они мне нужны живыми!

Тербек ушёл, Рэграс остался один.

Он встал и подошёл к окну. Небо было ясным, но безлунным, хотя в этот час Луна должна была смотреть в окно кабинета. При взгляде в пустое небо глаза Рэграса наполнились болью. Холодность и высокомерие исчезли, в тонких чертах проступили усталость, растерянность и тоска.

– Любимая, – едва слышно проговорил он. – Если я больше не увижу тебя, зачем мне корона? Этот Мир без тебя погибнет, и я вместе с ним… Я могу жестоко отомстить за нас, и отомщу, обещаю тебе! Но это ничего не изменит… Скажи, как мне вернуть тебя?

Рэграс сжал пальцы и вдруг поморщился от боли: его обжёг собственный перстень.

– Этого мне ещё не хватало! – в сердцах воскликнул он. Перстень из гайера медленно, словно нехотя, погас.

 

От холодного воздуха из окна Эдвин пришёл в себя. Попробовал встать, но не смог – тело его не слушалось, не хватало сил. Во рту пересохло, мучительно хотелось пить. Руки и ноги нестерпимо болели, несмотря на то, что оковы были сняты. Он застонал и прошептал:

– Небо… помоги мне…

Перед его глазами поплыли яркие, быстро сменявшие друг друга картинки из прошлого. Лица родителей, день, когда они все вместе ездили на прогулку вдоль реки. Было жарко, берега пестрели цветами, вода искрилась под солнцем и казалась ослепительно яркой. Мать срывала ромашки, Эдвин шёл рядом с ней, а отец неторопливо ехал верхом в расстёгнутой рубашке с закатанными рукавами. Он взглянул на Эдвина смеющимися синими глазами и взял его к себе в седло. Там было высоко, пахло лошадью и потом. Вдруг отец пришпорил коня, и тёплый ветер ударил в лицо, раздул волосы…

Эдвин лежал в лихорадке, а мать гладила его по горячему лбу. Её рука была приятной – прохладной и ласковой. Он захотел пить, потянулся к ней, но она с любовью посмотрела на него своими большими карими глазами и куда-то исчезла…

Эдвин очнулся и немедленно ощутил пронзительную боль во всём теле. В камере стояла тишина, которую нарушали только порывы ночного ветра. Поблёскивали зеленоватые оковы, свисавшие с потолка. Эдвин вспомнил сегодняшнее утро, прощальный взгляд Диаманты… Подумал, где она сейчас, жива ли, не сделал ли с ней Тербек что-нибудь в отместку за его молчание… Его охватила тревога, которая мгновенно отняла остатки сил. Эдвин закрыл глаза и провалился в забытьё.

Он очнулся оттого, что громко лязгнул засов. К нему подошли охранники с факелами и Рэграс. Нахлынула смертельная тоска.

– Где ключ?

Эдвин молча посмотрел Рэграсу в глаза. Тот встретился с ним взглядом.

– Почему ты молчишь?

Эдвин ничего не ответил.

– В гайер его!

Охранники подняли Эдвина и надели на него оковы. От одного их прикосновения Эдвина пронзила боль. Он уже не мог стоять и повис на цепях. Оковы вспыхнули, глаза застлал слепящий зелёный туман.

Было трудно дышать, не хватало воздуха. Боль давно перешла все мыслимые пределы – казалось, тело состояло только из боли. Эдвин уже не боялся проговориться, не выдержав мучений. Но ему не давала покоя мысль, что он может проговориться нечаянно, приняв видение за явь – теперь он то и дело впадал в забытьё. Диаманта постоянно возникала перед ним, как во сне. Он смотрел на неё, но боялся произносить её имя вслух, чтобы Рэграс не подумал, что ключ у неё.

Вошёл охранник.

– Ваше высочество, в замок доставили посыльного Зейта.

– Привести его сюда.

Зейт был насмерть перепуган и от этого имел на редкость жалкий вид. Когда он увидел Эдвина и Рэграса, заметно задрожал. Рэграс потребовал рассказать, как всё было.

– Я п-посыльный, – запинаясь и заикаясь, начал Зейт. – Господин Тербек отправил меня с посланием в Эслу. Ещё в Адаре на меня напали грабители на улице. Помню, что меня внесли в дом…

– В какой дом?

– Я… я не знаю… Он, – Зейт взглянул на Эдвина, встретился с ним глазами и тут же отвернулся.

– Что «он»?

– Он меня спас, – договорил Зейт, глядя в пол.

– Это правда? – быстро спросил Рэграс у Эдвина.

Тот с трудом выговорил:

– Да…

Гайер тут же загорелся ослепительным светом. Эдвин застонал. Рэграс в недоумении посмотрел на свой перстень и решил, что нечаянно прикоснулся к камню. Погасил оковы и продолжал:

– Что было дальше?

– Там… они лечили меня. И послание доставили…

– А почему ты сбежал?

– В-ваше высочество! Умоляю, простите, я…

– Дальше!

– Я услышал из их разговоров, что готовится какой-то заговор… против вас… и что кому-то нужен ключ от Лунного Мира… я не знаю, кому… а ключ был здесь, в этом доме. Я испугался, что если я не расскажу, меня тоже сочтут заговорщиком… Решил предупредить вас, сбежал и доложил всё господину Тербеку…

– Что ты знаешь ещё?

– Ничего, ваше высочество…

– Мало того, что дурак, ещё и трус. Посадить его пока в подвал.

– Ваше высочество, умоляю, пощадите меня! Не губите меня, ваше высочество! – взмолился Зейт. Охранники увели его.

– Что за странный заговор? Первый раз такой вижу, – удивился Рэграс, подошёл к Эдвину и посмотрел ему в глаза. – Рассказывай! Или мне придётся сделать так, как предлагал Тербек. Если ты не заговоришь, в этих оковах окажется Диаманта. Её вот-вот привезут сюда.

То, что ощутил Эдвин от его слов, было гораздо больнее гайера.

– Только не это… Где… Тербек? – с трудом произнес он, тяжело дыша.

– Наконец-то заговорил! Тербек поехал за ней, – усмехнулся Рэграс.

– Нет! – Эдвин поднял голову. – Тербек… убьёт её!

– С чего бы это?

– Он… обещал.

Рэграс поднял брови.

– Остановите его! – от мучительного волнения к Эдвину вернулись силы. – Он требовал, чтобы я… взял вину на себя… а если я откажусь… угрожал убить… Диаманту и всех, кто… остался… в доме Аксианта. А сейчас… он может… убить их… чтобы скрыть правду… остановите его!

Рэграс нахмурился от его слов. Его озарила молниеносная догадка.

– Так вот почему ты молчал! А почему не рассказал мне всё, когда Тербек был здесь?

– Он обещал… что если я скажу, он… опередит вас… убьёт их всех… сожжёт дом…

– Так где ключ?

– Ключ… у Королевы… Я успел… отдать его ей. Она сама… закрыла свой Мир… дала мне… перстень… чтобы… передать вам… Он у Тербека…

Внезапно гайер вспыхнул так, что в камере стало светло. Эдвин дёрнулся. Рэграс попытался освободить его, но гайер не послушался. Наоборот, оковы вспыхнули ещё ярче, а следом за ними и сам перстень Рэграса.

– Терпи, – приказал он Эдвину. – Я сейчас вернусь.

Эдвин догадался, что случилось. Гайер перестал подчиняться Рэграсу. Дверь камеры закрылась, ключ повернулся в замке.

Боль, и так невыносимая, стала стремительно нарастать. Эдвину показалось, что его собственная кровь превратилась в расплавленный металл. Он рванулся изо всех сил и и уже не смог сдержать отчаянный вопль.

– О Небо!!! Небо, помоги мне!!

Последние силы иссякали. Он понимал, что умирает, но невероятными усилиями воли не давал себе закрыть глаза и забыться.

И вдруг в нём что-то изменилось. Совсем исчезли и тоска, и гнетущая тревога, и мучительное ощущение беспомощности. Эдвин почувствовал себя так, словно превратился в чистый сияющий свет. Этот свет заполнил собой всё его существо, а потом и весь Великий Мир. И за краем этого Мира, но при этом совсем близко, совсем рядом, он увидел другой Мир, бесконечно прекрасный. Эдвин понял, что это и есть истинный Великий Мир, а всё остальное – только сон. Реальность стала другой, каменные стены и факел куда-то поплыли, боль исчезла, и последним, что он воспринял уже краем сознания, был далёкий, знакомый, любимый голос.

 

Читать дальше »

 

vinietka