РЫЦАРЬ БЕЗ МЕЧА

Часть I. Эдвин
ГЛАВА 1. Книга о Дороге
ГЛАВА 2. Ключи
ГЛАВА 3. Аксиант
ГЛАВА 4. Бродячий театр
ГЛАВА 5. Эстуар
ГЛАВА 6. Тарина
ГЛАВА 7. Главная площадь
ГЛАВА 8. Серый Город
ГЛАВА 9. Бой
ГЛАВА 10. Фид
ГЛАВА 11. Тербек
ГЛАВА 12. Гайер
ГЛАВА 13. Адриан
ГЛАВА 14. Посвящение

 

Часть II. Дамир
ГЛАВА 1. Клятва Дамира
ГЛАВА 2. Отъезд
ГЛАВА 3. Дайта и Артисса
ГЛАВА 4. Шкатулка
ГЛАВА 5. Галь
ГЛАВА 6. «Салеста»
ГЛАВА 7. Буря
ГЛАВА 8. Встреча
ГЛАВА 9. Король
ГЛАВА 10. Л.А.
ГЛАВА 11. Приговор

 

Часть III. Рэграс
ГЛАВА 1. «Небесный колодец»
ГЛАВА 2. Выбор
ГЛАВА 3. Арест
ГЛАВА 4. Тюрьма
ГЛАВА 5. Письмо королевы Аиты
ГЛАВА 6. Морбед
ГЛАВА 7. Сон Гидеона
ГЛАВА 8. Перемены
ГЛАВА 9. Ларда
ГЛАВА 10. Дым и огонь
ГЛАВА 11. Спектакль
ГЛАВА 12. Замок Элиаты
ГЛАВА 13. Харт
ГЛАВА 14. Мариен
ГЛАВА 15. Месть
ГЛАВА 16. Начало Дороги

 

 

 

 

furgon

ГЛАВА 10. Фид

Солдаты Рэграса заняли Варос. Замок быстро привели в порядок – убрали тела убитых, отремонтировали стены и ворота.

Через неделю всех гвардейцев короля вывели во двор. Небо было пасмурным, дул холодный ветер. Бер объявил пленным условия: либо они дадут Рэграсу присягу, либо будут немедленно отправлены в Серый Мир. Большинство перешли на сторону Рэграса – всем уже было ясно, что Берот проиграет войну. Но несколько человек отказались изменить королю Бероту, в их числе – капитан Тардан и двое раненых, только вставших с постели. Их построили и увели из замка. Актёры стояли на галерее и с грустью смотрели им вслед.

Всем обитателям Вароса Бер под страхом ареста запретил покидать замок без разрешения. И для приезжих его закрыли. Впрочем, сейчас шла война, и учёным было не до научных трудов, так что в Варос никто не приезжал. Лишь однажды вечером в гостиную вошёл Бер и обратился к дяде Риду:

– Мы арестовали человека, который пытался войти в замок. Он называет себя вашим племянником и требует встречи с вами. У вас действительно есть племянник?

– Есть!

– Это Мариен!! – выдохнула Диаманта.

– Тогда идёмте, – сухо ответил Бер.

Дядя Рид и Диаманта поспешили вниз и обнаружили во дворе Мариена со связанными сзади руками, измотанного, уставшего и чрезвычайно изумлённого встречей, которую ему оказали солдаты Рэграса. В путешествии он отпустил усы и бородку, его одежда была изрядно поношена. Увидев сестру и дядю, он так обрадовался, что рванулся к ним, но его крепко держали.

– Мариен! – воскликнула Диаманта.

– Освободите его, это действительно мой племянник! Я за него отвечаю.

Бер подумал и кивнул солдатам:

– Освободить.

Мариена развязали. Он обнял сестру и дядю.

– Мариен! Мариен! – повторяла Диаманта, прижавшись к нему и забыв все остальные слова. Дядя Рид одобрительно похлопал его по плечу.

– Как ты повзрослел! Идём скорей наверх.

– Вот это приём, – пробормотал Мариен, поднимаясь по лестнице, и потёр запястья. – Прихожу в родной замок, радуюсь, что сейчас наконец-то отдохну как человек – а меня хватают и вяжут, не дают даже слова сказать! Они решили, что я шпион. Спасибо, что не убили на месте… Что тут у вас творится?!

Все принялись знакомиться с Мариеном и наперебой расспрашивать. Его рассказ вышел очень долгим и подробным.

– До Огры я добрался без приключений. Пока шёл, думал, что проводник по горам мне, может, и не понадобится, сам разберусь по картам, но когда увидел горы, понял, что без проводника там просто нечего делать…

 

Огра выглядела неуютно из-за того, что в ней было мало зелени. Солнце нещадно палило. В скудной тени невысоких домов лежали сонные от жары собаки. Миновав несколько кварталов, Мариен оказался на площади и увидел трактир с незамысловатым названием «На перекрёстке».

Когда он вошёл, его оглушил хохот и голоса людей, сидевших за столами. В зале стоял густой чад, из-за которого всё казалось погружённым в глубокие сумерки. Мариен присел за стол с краю, недалеко от двери, заказал себе ужин и стал разглядывать посетителей.

Посетители не внушали доверия своим видом. Первый раз за всё путешествие Мариен пожалел, что не вооружён как следует. Сожаление усилилось, когда в пьяной компании, расположившейся за соседним столом, завязалась драка, а у одного из ссорившихся в руке мелькнул нож. Впрочем, ссора закончилась так же быстро, как и началась, как ни странно, без жертв, и соседи Мариена продолжили свой разговор, перемежая его бранью, смехом и стуком кружек. Хозяин принёс ужин, и Мариен принялся за еду.

Из-за пьяного хохота слева было трудно разобрать, о чём говорят остальные. Справа сидели несколько матросов угрюмого вида. Впереди, за столом поодаль, беседовали два человека, которые в разговоре постоянно упоминали какую-то тропинку через горы.

Мариен дождался, когда хозяин пойдёт мимо, остановил его и тихо спросил:

– Мне нужен проводник для путешествия в горы. Не подскажете, к кому здесь обратиться?

Хозяин понимающе кивнул.

– Вы собираетесь в горы? Эх, был один человек, но его уже нет…

От интонации, с которой это было сказано, у Мариена создалось впечатление, что его уже нет в живых.

– Но вам повезло. Здесь Трай.

– А кто это?

– Вы что, не знаете Трая?! Эй, Трай! – гаркнул хозяин, заставив всех присутствующих замолчать и обернуться и вызвав в свой адрес весьма нелестный комментарий Мариена, который, впрочем, не был озвучен.

С другого конца зала к ним подошёл невысокий юркий человек с подвижным лицом, цвет которого говорил о любви к крепким напиткам, с носом, бывшим когда-то прямым и острым, но в результате разнообразных повреждений приобретшим неопределённо искривлённую форму, в не особенно целой и не особенно чистой одежде.

Хозяин сказал:

– Этот юноша ищет проводника.

– Что?! Вы собираетесь в горы? А куда? – воскликнул Трай, мгновенно оживляясь. Он восторженно схватил Мариена за плечи и заглянул ему в глаза.

– Мне нужно пройти к Зубцам Короны, – ответил Мариен, пытаясь высвободиться из его объятий.

– Что?!! Неужели? – Трай опять схватил Мариена за плечи. – Вы идёте туда? Но зачем? Я здесь уже много лет, и никогда не встречал никого, кто хотел бы отправиться в этот дикий край. Неужели вы ищете…

Мариен кивнул.

– Мне нужно найти дракона Фида. Для этого требуется проводник, хорошо знающий лабиринт.

Траю от восторга едва не сделалось дурно. Он схватил со стола кружку с пивом и осушил её до дна, лишив Мариена возможности утолить жажду. Мариен проводил свою кружку глазами и спросил:

– Вы сможете стать моим проводником?

– Конечно! Конечно!!

– Вы знаете дорогу через лабиринт?

– О, мне ли её не знать!

– Это пустынное место. Вы что, много раз ходили туда? – продолжал Мариен недоверчиво.

– Он постоянно туда ходит, – заверил хозяин гостиницы.

– А зачем?

– Ну как можно, как можно задавать такие вопросы! Зубцы Короны прекрасны! – возбуждённо затараторил Трай, приближаясь к Мариену так, что тот почувствовал его дыхание, что не вызвало у него восторга. – Тот, кто не был там, не видел гор! Дорогу через лабиринт я знаю как свои пять пальцев и готов вам помочь. Только…

– Что?

– Это путешествие далёкое и опасное, оно связано с риском… надеюсь, что господин в состоянии оплатить…

– Сколько будут стоить ваши услуги?

Трай задумался.

– Ну… Уверен, что господин не обидит бедного проводника…

– Сколько?

– Сорок золотых.

«Ничего себе! Как дорого! Ну что ж… другого выхода нет. В любом случае, этот Трай знает горы лучше меня», – с досадой подумал Мариен. Помедлил и ответил:

– Я согласен.

– Тогда я полностью в вашем распоряжении, господин! – всем своим видом Трай показывал, что готов служить. – Когда вы желаете отправиться в путь?

– Хорошо бы завтра на рассвете.

– Но до завтра вы, надеюсь, останетесь у меня? – нескромно поинтересовался хозяин. Мариен пожал плечами и согласился. Трактирщик удовлетворённо отошёл.

На следующее утро Мариен и Трай покинули трактир и отправились на юг.

Впереди поднимался Хребет Большого Дракона, словно стена, ограждавший жилые места от мест диких и толком никому не известных. Хребет полностью оправдывал своё название – он напоминал очертаниями зубчатую спину громадного спящего дракона. Горы походили на застывшие волны каменного моря, которые вздымались одна над другой, поднимая на огромную высоту тонкий, как острие клинка, неприступный гребень. Перейти его можно было только в нескольких местах. Ближайший перевал находился в двух днях пути от Огры.

Мариен отлично помнил карты. Нужно было пройти через перевал и двигаться на юг вдоль горной цепи, отходившей от хребта, а затем свернуть на запад. Там, в глубине гор, в середине огромного лабиринта, уже много веков жил Фид.

За два дня пути они с Траем подобрались к главному склону.

– Завтра начнём подниматься. На той стороне будь осторожен, – говорил Трай. – Южный склон не такой, как этот. Там опасные скалы, острые, коварные, на них ничего не стоит сломать себе шею!

Мариен едва сдержал зевоту. За эти дни он страшно устал от постоянного словоизвержения Трая, но поделать с этим ничего не мог – даже если он всё время молчал, например, как вчера, Трай продолжал говорить не переставая. И про коварство южного склона повторял по меньшей мере двадцатый раз.

Они переночевали в расщелине, где скалы защищали от ветра, а ранним утром начали подъём. Вид сверху открывался потрясающий. Мариен раньше никогда не бывал так высоко в горах, только читал о них. Сейчас от высоты и глубины открывшегося пространства у него захватило дух, как, впрочем, и от сильного холодного ветра, который стал единственной причиной тому, чтобы побыстрее начать спуск на южную сторону.

Небо над перевалом было глубокого синего цвета; северный склон составлял разительный контраст с чёрным, покрытым красно-бурыми пятнами, словно ржавчиной или запёкшейся кровью, южным склоном. Трай, несмотря на все преувеличения, сказал Мариену правду: южный склон был непростым для неопытного путешественника. Они спускались очень медленно, страхуясь верёвками.

Когда наконец спустились и пошли по горной тропе на юг, дорога, вопреки ожиданиям Мариена, не стала легче. Неровная тропа оказалась настолько извилистой, что заблудиться на ней было проще простого. По краям нередко открывались пропасти. Но при всём этом дорога не производила впечатления дикой. Судя по всему, жители южных приморских селений вели торговлю с Адаром и Зотом и часто ходили здесь.

Мариен внимательно наблюдал за Траем – в Огре проводник показался ему полным прохвостом. Но пока он выполнял свою работу честно: вёл Мариена самым коротким и безопасным путём.

 

Они добрались до лабиринта через две недели. Входом туда служило длинное прямое ущелье.

– Здесь ещё встречается зелень, – сказал Трай. – Дальше её почти не будет. Гиблое место. Сколько народу там сгинуло… Давайте переночуем здесь, а утром пойдём дальше.

– Но ведь солнце ещё высоко! Зачем терять время? Идём сейчас.

Трай нехотя вошёл в ущелье. Достал кусок угля и через каждые десять шагов принялся делать на скалах отметки.

– Чтобы мы сумели вернуться, если что. Тут всякое бывает!

– Ты, кажется, говорил, что знаешь лабиринт как свои пять пальцев?

– Неужели господин мне не доверяет? – обиделся Трай. – Да, я знаю лабиринт – и поэтому не рискую! Это самое коварное место на свете!

– Ладно, ладно. Делай, что считаешь нужным.

Небо нахмурилось, пошёл дождь. Проводник был вне себя – от возмущения, и, как показалось Мариену, от страха.

– Дождь – это дурной знак! Будь я на месте господина, я бы немедленно вернулся к выходу из этого проклятого лабиринта и дождался доброй погоды!

– А какое значение имеет для нас погода, Трай? Я бы ещё понял – гроза или снегопад. А это всего-навсего дождик. Не знаю, как у вас на юге, а у нас в Тарине верят, что начинать путь в дождь – добрая примета.

Трай неприязненно посмотрел на него.

– Господин волен поступать как ему угодно, но я всячески советовал бы ему остановиться и продолжить путь завтра.

– Ладно, – вздохнул Мариен. – Мне и самому не хочется мокнуть… Так и быть, давай сегодня отдохнём. Вон там, кажется, подходящая пещера.

Они расположились в пещере под высокой скалой, поужинали и легли спать.

А проснувшись на следующее утро, Мариен обнаружил, что Трая и след простыл. Проводник прихватил большую часть провизии и забрал все деньги до последнего медяка. Мариен выругался сквозь зубы. Мрачно посмотрел на дорогу, ведущую назад, собрал вещи и направился к выходу из лабиринта. Дождь смыл почти все метки Трая – но, по счастью, Мариен и сам хорошо запомнил путь.

Когда ущелье осталось позади, он пошёл по направлению к оставленной несколько дней назад горной тропе. Ему повезло – там он встретил торговцев, шедших на север. Услышав его историю, они щедро отсыпали ему крупы, дали сушёной рыбы и вина. Один из них, черноволосый, с серьгой в ухе, спросил:

– Ох, парень, неужто ты теперь снова в лабиринт пойдёшь? Это ж верная смерть! Не валяй дурака, идём-ка лучше с нами в Огру!

– Правильно, – поддержал другой. – Проводник твой не зря унёс ноги. Нет на свете проводника, который осмелился бы войти в этот лабиринт. Где ж такое видано! Если только совсем жить надоело…

Мариен удивился, потому что Аксиант ни о чём таком не говорил. Наоборот, велел ничего не бояться и не слушать всякие глупые россказни. Поэтому, несмотря на уговоры торговцев, Мариен отправился назад, к лабиринту. Торговцы посмотрели ему вслед, качая головами, а черноволосый покрутил пальцем у виска.

 

Мариен блуждал в лабиринте уже неделю, но не мог найти путь. Тропы, обозначенные на картах как верные, заканчивались тупиками или обрывами.

Наконец он решил подняться повыше, чтобы хоть как-то сориентироваться, и забрался на площадку. С одной стороны поднималась стена, с другой открывалось ущелье. Посвистывал ветер. Западная часть неба была чистой, а с востока наползала белая пелена облаков.

Вдали виднелась цель его пути – Зубцы Короны, высокие, острые вершины. У их подножий и находилась пещера, где жил Фид. «Какие они красивые, – думал Мариен, глядя на чёткие острые контуры на фоне синего неба. – Только как туда попасть?»

Он то и дело заглядывал в карты и тщательно просчитывал маршрут, но всё было бесполезно. В поисках хоть каких-нибудь идей он открыл книгу.

«Как мне найти дорогу в местах, где не ступала нога человека?» – спросил Рант у седовласого старика в деревне на краю Диких Земель.

Мариен прочитал это и обрадовался, что книга так удачно открылась. Но продолжение его обескуражило.

«Если у тебя нет карты, слушай своё сердце или спрашивай совета у той, что светла в тёмный час, у вдохновительницы поэтов, морей и волков», – ответствовал старик.

Наступил вечер, и Мариен стал ждать, когда Луна появится в небе. Но, как назло, приплыли облака.

Всё-таки Мариен встал и отошёл немного в сторону, чтобы нависшая скала, под которой он устроился на ночлег, не закрывала небо. И вдруг увидел Луну, которая величественно освободилась от облачной пелены. Она была почти полной и такой яркой, что слепила глаза.

Мариен, который всегда смотрел на неё исключительно как на небесное светило, вдруг почувствовал неведомое раньше смущение, будто Луна была живой и ждала, что он скажет. Он поднял глаза и произнёс:

– Прекрасная госпожа! Мне очень нужно пройти к центру лабиринта. Не могли бы вы мне помочь?

Луна блестела ещё некоторое время, а потом опять закрылась облаками. Мариен ждал, что она снова выглянет, но она так и не показалась из-за туч. Разочарованный, он лёг спать.

 

В Лунном Мире стояла прекрасная светлая ночь. В ворота Великого Лунного Дворца быстро въехал всадник на чёрном коне.

Дворец был похож на прекрасный сон. Его лестницы и коридоры менялись, как небо с облаками – то сияли, то погружались в тень. Пол в залах блестел, словно неподвижная водная гладь. На картинах и гобеленах причудливо сплетались цветы и листья. Воздух был напитан ароматами лесных трав, цветов и воды и пронизан лунным светом, лившимся отовсюду.

В просторную комнату, где ждала Лунная Королева, вошёл Рэграс. Он поклонился и поцеловал ей руку.

– Чёрный принц. Здравствуй, – она улыбнулась. – Как хорошо, что ты приехал.

Рэграс и в самом деле был в чёрном – плащ он тут же небрежно сбросил и остался в бархатном костюме темнее ночи. Только из-под воротника выглядывал белый воротничок рубашки с кружевами. На фоне чёрного бархата белое платье Королевы казалось ослепительным.

Она села на диван, усадила Рэграса рядом и погладила его по щеке тонкой белой рукой.

– Милый мой. Ты устал.

Рэграс отрицательно покачал головой.

– В твоём Мире любая усталость проходит.

– Да, любимый. Лунный свет лечит…

– Что у тебя нового?

– Ничего, Рэграс. Все новости привозишь мне ты.

– Мне показалось, ты хотела сообщить мне что-то.

– Нет. Я просто хотела задать тебе один вопрос, он беспокоит меня…

– Какой?

– О ключе от моего Мира. Где он, Рэграс? Ты нашёл его?

– Нашёл.

– И где же он? У тебя? Или у Аксианта?

– У его друзей. Но ключ в безопасности.

– Это хорошо. Я хочу попросить тебя… Оставь ключ там, где он есть, или прикажи отдать его мне. Ты ведь знаешь, что может случиться, если он окажется у тебя.

– А-а, ты о той легенде, – усмехнулся Рэграс. – Я не верю в неё.

– Ключ от Лунного Мира приносит несчастье, – серьёзно сказала Королева. – Я знаю, что ты не веришь в это! Но всё-таки не нужно, чтобы он был в твоих руках.

Рэграс пожал плечами.

– Если ты так хочешь, я согласен.

– Спасибо, милый… Как дела в Мире Дня?

– Уже скоро, – Рэграс сменил тон. – Без войны не обойтись, но это неважно. Кстати, ты знаешь, что Аксиант собрался разбудить Фида?

– Фида? Я давно его не видела. Аксиант сам пойдёт к нему?

– Нет. Отправил одного мальчика. Это смешно. Впрочем, иногда мне и самому кажется, что Фид скоро даст о себе знать.

– Какой ты красивый, – улыбнулась Королева, глядя на тонкое, точёное лицо Рэграса. – Аксиант прав. В дни, когда решается судьба Мира, нельзя пренебрегать мудрым советом. Нам всем нужно, чтобы Фид пришёл поскорее.

 

Мариен проснулся. От длинного сна в его памяти остался только сад около сияющего дворца, в котором прогуливалась дама восхитительной красоты в одеянии, сияющем лунным светом.

Днём небо затянуло. Зябкий северо-восточный ветер всё больше напоминал осенний. За этот день Мариен страшно устал – но ничуть не приблизился к цели.

– Что же делать…

Он не ложился спать, ожидая момента, когда Луна покажется из-за облаков. Она выглянула только глубокой ночью.

Мариен произнёс:

– Ваше величество! Простите меня, но я вынужден повторить свой вопрос. Как мне пройти к Зубцам Короны?

На Луну набежало тонкое облачко. Мариен взглянул в сторону Зубцов и увидел, что горы в некоторых местах темны, а в некоторых – освещены. Вот яркое пятно лунного света возникло рядом с ним, чуть дальше по тропе. Потом оно плавно переместилось на левый склон соседней горы, и Луна скрылась за тучами.

Наутро Мариен попробовал пройти путём, который наметила Лунная Королева, и это помогло. На следующую ночь Луна взошла снова и опять показала ему отрезок дороги. Так продолжалось несколько дней. За это время Зубцы Короны заметно приблизились.

Но потом Луна пропала. Мариен не знал, что делать. Уходить со знакомого места было рискованно, поэтому он стал ждать.

Прошло несколько дней. Ничего не менялось. Мариен ощутил странную душевную боль оттого, что Королева забыла про него. «Хотя с какой стати ей обо мне помнить? – думал он с горечью, глядя на огонь костра. – Кто я для неё? Чтобы Королева обратила на тебя внимание, нужно быть или самым благородным, или самым красивым, или самым талантливым, или самым смелым, а лучше – всё это вместе… А во мне нет ничего исключительного. Я обычный человек, каких тысячи. Спасибо уже за то, что она помогла мне добраться досюда. Всё, хватит ждать. Дальше пойду сам».

Мариен поужинал и собрался ложиться спать, когда Луна величаво появилась из-за туч и показала ему дорогу до подножия Зубцов. Она светила ярче, чем обычно, и была ослепительно красива. Мариен с чувством произнёс:

– Благодарю вас, ваше величество! – и низко поклонился ей.

От волнения он долго не мог заснуть. «Она вернулась как раз тогда, когда я решил обойтись без её помощи. Неужели услышала мои мысли?!»

 

Вблизи Зубцы Короны выглядели фантастически. Высокие, узкие и острые пики, напоминающие венец огромной короны, лежащей на громаде гор. Мариен подошёл к ним в солнечный день на закате. Взглянув на тёмные камни подножия, увидел вход в пещеру, такую широкую и высокую, что в ней хватило бы места целому дворцу. Да и сами Зубцы Короны напоминали дворец. В этот час на вершинах их тонких пиков ещё розовел закатный свет, а подножия уже покрывала густая тень.

Мариен осторожно приблизился. Его сердце забилось от волнения. Он заглянул в темноту пещеры и выдохнул:

– Какой красивый!

Фид лежал в гигантской пещере неподвижно, как камень, и спал. Только бока его медленно шевелились в ритме дыхания.

Он был тёмно-синего цвета. Его голову венчали красноватые рога, похожие на корону. Крылья, даже сложенные, были гигантского размера. Мариен представил, какой у них размах, и не поверил, что такое возможно. Фид лежал, вытянув длинную мощную шею и положив голову на камни недалеко от входа.

Мариен проговорил:

– Фид! Проснись!

Но это не дало никакого результата. Дракон даже не шелохнулся.

Солнце село, стало темнеть. Мариен вышел из пещеры и развёл неподалёку костёр.

Наутро он осмотрел окрестности. Ниже на склоне виднелся редкий лес. Мариен спустился туда, чтобы раздобыть какую-нибудь еду. У него ещё осталась провизия, подаренная торговцами, но он решил экономить её на случай, если придётся задержаться.

С запада пришла непогода. Мариен принялся искать укрытие от дождя и ветра. Обнаружил в расселине между скалами маленькую пещерку и устроился там.

Прошло несколько дней. Мариена больше всего волновал вопрос, как разбудить Фида. Он невольно начал опасаться, что ему окажется не под силу эта задача. Обращался за советом к книге, но она открывалась на уже знакомых местах. Ничего не оставалось, кроме как ждать.

Началась осень. Лес на склоне желтел, листва стала опадать… В один из холодных, ветреных вечеров Мариен до темноты сидел у костра, глядя на горы и на хмурое небо. Думал о доме, о Диаманте, и ему не давала покоя какая-то тревога.

Когда стемнело, он лёг спать в своей пещерке. В эту ночь ему приснилось, что дракон проснулся и заговорил с ним. Мариен чувствовал его глубокий низкий голос, как бы слышал его внутри себя.

– Как твоё имя, человек? – медленно спросил Фид.

– Мариен.

– Зачем ты пришёл ко мне, такой быстрый и беспокойный?

– По просьбе Аксианта.

– Чего хочет Аксиант?

– Время меняется, в Мире Дня назревает война. Рэграс должен стать королём. Ты мудр, ты знаешь, как следует поступать. Аксиант просит тебя помочь нам советом.

– Рэграс… – медленно ответил дракон. – Я смотрел сон про Рэграса. Хороший сон. Но вода ещё не замёрзла, ветер не принёс облака со снегом, Луна пока бела. Надо подождать до середины зимы.

– Почему ты так долго не отвечал мне? – спросил Мариен, вдруг осмелев.

– Я ответил тебе сразу, как только услышал твои шаги на пороге моих гор. Это ты не слышал меня, человек. Чтобы услышать голос дракона, человеку надо забыть про себя. Надо стать спокойным, как камень, надо молчать, как молчат горы, внимая дыханию неба. А ты постоянно говорил, словно река, которая не замолкает ни на миг, словно ветер в летней листве.

– Разве? – удивился Мариен.

– Ты нарушил тишину, – дракон говорил медленно, и Мариен совсем забыл о времени, пока слушал его. – Мне не важны слова. Я слышу музыку сердца, музыку крови. Аксиант мог не посылать тебя ко мне, ибо я знаю, как поворачивается время. Но я рад, что ты пришёл. Уже много веков мне не доводилось говорить с человеком.

 

Утром Мариен медленно вошёл к Фиду – тот спал, как и прежде. Но у Мариена было чувство, что приснившийся разговор состоялся на самом деле.

Он подошёл к Фиду совсем близко и остановился около его огромной головы, глядя на высокие рога и на закрытый глаз дракона. Протянул руку и осторожно прикоснулся к нему. Чешуя была твёрдой и прохладной.

На следующую ночь во сне Мариен опять говорил с Фидом.

– Ты слышал, что я сказал тебе сегодня днём, человек?

– Нет. Почему я слышу тебя только во сне, Фид?

– Потому что ты слишком громко говоришь и не умеешь услышать даже голос своего сердца и музыку своей крови. А я молчу – и слышу тебя и весь Великий Мир, и пространства за его пределами.

– А ты слышишь мою сестру? С ней всё в порядке?

– У вас одна кровь. Значит, её музыка похожа на твою. Помолчи, как молчит тихая вода.

Мариен не произносил ни слова, но дракон заметил:

– Ты слишком нетерпелив! Если не можешь совсем замолчать, думай о ней.

Возникла долгая пауза.

– Я слышу, что ей плохо, ибо она попала в край печали.

– Что с ней?! – воскликнул Мариен.

– Тише. Не тревожь горы. Твоя сестра жива, её кровь горяча, её музыка красива. Но я слышу её музыку из Серого Мира.

– Серого Мира? Что это за место?

– Закрой глаза, я дам тебе услышать музыку твоей сестры. Слышишь?

Мариен с трудом понимал, чего хочет от него дракон, а сейчас и вовсе перестал понимать.

– Не говори, молчи. Не задавай вопросов, просто слушай. Слышишь?

Мариен почувствовал что-то тонкое и неуловимое где-то очень далеко. Это и в самом деле было похоже на музыку. Но, к его удивлению, музыка была живой, как человек.

– Так вот она какая! Узнаю… да, это Диаманта!

– А теперь прислушайся к звукам, которые окружают её музыку.

Лицо Мариена помрачнело.

– Там столько печали и боли! Лучше бы я не спрашивал…

– Ты бы всё равно услышал, всё равно бы почувствовал. Ведь поэтому ты и спросил. В ваших жилах течёт одна кровь. А музыку крови не скрыть, она слышна, пока кровь горяча.

– Как ей помочь?

– Драконы не вмешиваются в дела людей, – вздохнул Фид медленно и печально, как осенний ветер за стенами пещеры.

Мариен опустил голову, ощущая мучительное бессилие.

– Мне не нравится, как меняется твоя музыка, – наконец выдохнул дракон. – Тревога слишком близко, она мешает мне…

– Фид, прошу тебя, сделай что-нибудь! Помоги ей! Пусть Аксиант ей поможет! Попроси его!

– Он не сможет помочь. Он далеко. У него сейчас борьба и боль.

– Да что же там происходит! – прошептал Мариен в отчаянии.

– Как вы, люди, торопливы. Даже ты, такой рассудительный и спокойный, слишком тороплив. Подожди. Я послушаю музыку Рэграса…

– Рэграса просить нельзя! У Диаманты ключ от Лунного мира, Рэграс ищет его!

Дракон помолчал и ответил:

– Сейчас Рэграс единственный, кто может ей помочь.

– Скажи, с Диамантой всё будет в порядке? Она вернётся в Мир Дня?

– Верь в это, и твоя вера поможет ей.

– Как жаль, что меня нет рядом! Когда я вернусь назад, Фид?

– Когда ты захочешь вернуться.

– А как же ты? Ты согласен помочь нам?

– Завтра я скажу тебе, человек.

 

– Я весь день не знал, как скоротать время, – продолжал Мариен. – Еле заснул той ночью и во сне снова вошёл к Фиду.

– И что он тебе ответил? – спросила Диаманта.

– Что согласен помочь и прилетит, когда придёт время. А мне посоветовал не ждать и возвращаться домой самому, что я и сделал. Выход из лабиринта я нашёл легко, добрался до Адара вместе с торговцами. Там пришлось задержаться, чтобы хоть немного подзаработать – у меня не было ни медяка. Большую часть пути прошёл пешком. Война, сейчас на дорогах такое творится… Уф, как хорошо, что всё позади. Даже не верится, что я ем нормальную человеческую еду, а ночью буду спать в нормальной человеческой постели.

– А если бы тебе снова предложили сходить к Фиду, пошёл бы? – спросил Харт.

– Да, – не раздумывая ответил Мариен. – Да. Рядом с Фидом всё обретает смысл! Начинаешь слышать, что происходит в Мире.

– Как слышать? – заинтересовался Эдвин.

– Это трудно объяснить. Надо самому почувствовать хотя бы раз, тогда сразу будет понятно… Я тоже не понимал, пока Фид не показал мне. Оказывается, у каждого человека есть своя уникальная музыка.

 

Читать дальше »

 

vinietka